A

АНАРХИЯ И АНАРХИЗМ - ЕДИНЫЙ ФОРУМ АНАРХИСТОВ

ANARHIA.ORG
Текущее время: 03 фев 2023, 07:37

Часовой пояс: UTC + 3 часа




   [ Сообщений: 50 ]     На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 16 дек 2016, 15:51 
Не в сети

Зарегистрирован: 14 дек 2007, 23:33
Сообщения: 6544
Откуда: Днепр, Украина
павел карпец писал(а):
То есть вот так вот просто , ничего толком не объясняя ,а используя только лексику типа "нам неприятно" , " вздорная область вопросов" , "несвойственно" , "очевидная слабость и наивность политической практики" , "промахи" , "предостеречь от увлечений" , "совершенно неуместны".....русская редакция перечеркивает прудоновский проект федерации , показывая при этом свою собственную идеологическую слабость .....
.........И действительно неприятно видеть и впрямь вздорные придирки по чисто терминологическим вопросам от таких деятелей русского ревдвижения 19 века , как Ножин , Соколов , Михайловский и др.

Павел, вы не думали, что все эти реверансы в сторону благонадежного читателя были вызваны прежде всего цензурными соображениями, а вовсе не идейными расхождениями? О Ножине ничего сказать нельзя, поскольку он умер очень рано, в 1866. А участники его кружка Николай Соколов и Варфоломей Зайцев, работая над переводом Прудона, одновременно готовил книгу "Отщепенцы", которая оказалась гораздо радикальнее любого из произведений Прудона. Это что-нибудь да значит. Поэтому в легальном издании Прудона они "ничего не объясняли", "использовали лексику" и допускали "придирки по чисто терминологическим вопросам", очевидно, рассчитывая, что умному будет достаточно прочесть самого автора, а не комментарии переводчиков.



За это сообщение автора Дубовик поблагодарили - 3: NT2, павел карпец, ясенъ
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 17 дек 2016, 20:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Не подумал......
То есть это те же соображения что были у Бакунина , когда он писал из ссылки ?
Ну тогда это кое-что меняет.....

Оставшуюся третью часть "Политической способности" ( кстати она толи не дописана , толи не допереведена ....) буду просто из каждой главы по маленькому отрывочку приводить.....

.......ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ .
Глава l .Политическое отлучение ; необходимость для рабочей демократии заявить свой разрыв .
........И так, не подлежит сомненію, что со 2 декабря 1851, если не с 23 іюня 1848 г., соціальная демократія отлучена от общества, чтобы не сказать – исключена. Если не личности, то идеи наши стоят вне правительства, вне общества; не посмели еще только объявить нас вне законов. Этому препятствует принцип свободы мнений. За то стараются всеми силами лишать наши идеи всех средств распространяться; их предают продажным органам. Одним нам упорно отказывают пользоваться періодической печатью, между тем как все старые партіи, все шарлатаны, все ренегаты, все сводники могут свободно распоряжаться ею. Если иногда нашему принципу и случится высказаться перед правительством, – привилегированные живодеры спешат как можно скорее уничтожить или устранить его, вооружив против него коалицію противных мнений. Члены временного правительства, когда в 1864 г. их выкопали из могил, с таким же ожесточением противились рабочим представительствам, с каким вожди финансового феодализма восставали, в теченіе 12 лет, против экономических планов демократіи.

Господствующій теперь порядок таков, что истреблять нас считается спасать общество и собственность; он таков, что, если демократія не сумеет организоваться и не научится бороться, нам в перспективе неизбежно предстоят умственный остракизм и инквизиція мысли. Что нам здесь делать? Примем же с гордостью наше отлученіе, и, так как старый мир отвергает нас, отрешимся от него сами решительно.

Не пугайся слова: « отрешеніе» мой проницательный читатель, и не клевещи на меня за него. Ты ошибешься, если подумаешь, что я проповедую народу или возмущеніе, или безропотную покорность. Во первых, я чужд всякой вражды, всякого желанія ненависти или междоусобія. Ведь уже известно, что я вовсе не человек действия. То, что я разумею под отрешеніем, просто условіе всякой жизни. Отличаться, определяться – значит существовать, как смешиваться и поглощаться – значит уничтожаться. Разрыв, разрыв законный – единственное средство утвердить наше право и заставить признать себя политическою партіею. Это самое могущественное и самое честное оружіе, как для защиты, так и для нападенія. В теченіе долгого времени, соціальная демократія лишь изредка заявляла о своём существованіи частными изданіями; манифест Шестидесяти– первая и сильная попытка коллективного заявленія, вышедшего прямо из среды народа. Слишком наивное заключеніе его известно; известно также, что сначала он был встречен одобрением, но потом устранен большинством демократических избирателей. Рабочих представителей не приняли, и хорошо сделали. Но подобная попытка не должна повторяться: это было бы позорно и глупо. Теперь пришло время действовать честным и разумным разрывом, который, впрочем во всяком случае, неизбежен......


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 25 дек 2016, 20:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Глава ll.
.....Но чего искала рабочая демократія, вступая в эту буржуазную коалицію? Чего она ждёт себе от неё? Чего может она добиться от этой старой системы, которую хотят восстановлять и поддерживать против социалистических стремленій и императорского абсолютизма?

Рабочей демократіи известны политические и социальные убежденія Оппозиціи; убежденія эти одинаковы с правительственными. Напомним их снова читателю.

1) Французская нація, т. е. 37 миллионов душ, которые населяют наши 89 департаментов, составляет единый и нераздельный политическій организм; 2) этот организм состоит из следующих элементов: самодержавного народа, власти, представляющей его, и конституціи, определяющей их взаимные права, преимущества и отношенія; 3) власть, подобно политическому организму или государству, едина и нераздельна; конституція представляет сильнейшую централизацію; 4) эта политическая централизація уравновешивается независимостью и несолидарностью промышленностей, абсолютизмом собственности, торгашескою анархіею, которые роковым образом ведут к промышленному и финансовому феодализму и к порабощенію труда капиталом. Таков политическій идеал наших противников: остальное: конституціи, династіи, президентства, диктаторы или директоры, выборы и представительства, власть исполнительная и законодательная, ответственность государя или ответственность его министров – все это дело второстепенное, вопрос формы. Вот что Оппозиція и Правительство называют общественным делом, делом, которым каждый стремится овладеть, которому все преданы на жизнь и на смерть, как самому отечеству, и священный интерес которого может, в важных случаях, побудить заклятых врагов и соперников присягать друг другу в верности и в послушаніи. Вот то, что им хочется спасти или, по крайней мере, вырвать из когтей императорского орла, который, по их словам, слишком много забрал себе. Когда отечество в опасности, задумается ли кто спасти его даже ценою ложной присяги?!

Но нам‑то что делать в этой интриге, нам, демократам нового века, людям труда и права, нам, льстящим себе надеждою восстановить политическіе и общественные нравы? Неужели мы можем надеяться, что она будет нам полезна?

Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что, присоединяясь к Оппозиціи, мы только меняем один деспотизм на другой. И вся польза, какую мы можем извлечь из своего клятвопреступленія, будет состоять в том, что наша совесть и наши интересы принесутся на алтарь буржуазіи. Мы станем заговорщиками, изменниками и подлецами в угоду шайке мошенников, которая завяжет бой с нами, а не с имперіей.

И кто, наконец, спрашиваю я, эти люди, которые притворяются такими отчаянными врагами императорского правительства? Эти люди – старые легитимисты, подонки древнего дворянства, живущіе не трудом рук своих, а доходами, монополіями. Разумеется, что подобные люди нуждаются в покровительстве государя и согласятся заранее, заодно с Беррье, перейти на сторону Бонапарта и отказаться от династіи Бурбонов, во имя спасенія общества, т. е. во имя спасенія своих личных интересов, чинов и титулов. Разумеется, что они дойдут до этого не сегодня, но может быть завтра или послезавтра и, в конце концов, дойдут непременно.

Кто они, эти враги императорского правительства? Неужели милліонеры, представители Орлеанской династіи, сливки, цвет буржуазіи, все эти плутократы и спекуляторы, которые загребают жар чужими руками, скупают акціи, берут взятки, занимаются биржевой игрою и гоняются постоянно только за барышами и развратными наслажденіями! Разумеется, что для подобной сволочи, бессовестной и тунеядствующей, необходимо покровительство сильного правительства, в ком бы оно ни олицетворялось. Разумеется, что всякое богатство, которое приобретается не собственным трудом, а сохраняется и накопляется монополіей, взяткой, обманом и насилием, ищет неизбежно опоры в правительстве, потому что без него такое богатство было бы невозможно, немыслимо.

Духовенство, при всем своем желаніи, не может отказаться от присяги, что с ним будет без государства? Это известно со времён Константина. Сам Иисус Христос заповедал воздавать Кесарево Кесареви. Правда, он присовокупил, что Божіе Богови, что совершенно меняет дело. Наконец, республиканцы по форме и, может быть, несколько демократов–коммунистов, – такіе люди способны, конечно, вступать в коалицію и не задумаются перед присягой, потому что они прежде всего – централизаторы, приверженцы нераздельности и единства, люди авторитета, разсчитывающіе на правительство больше, чем на самих себя, следовательно, – верная челядь фактической власти, если она будет милостива и любезна к власти по праву, которая, по их мненію, – они сами.

Нет, мы, люди нового общественного договора, мы, отвергающіе, прежде всего, политическую нераздельность и экономическую несолидарность, мы не можем принять присягу, которую наперерыв приносят наши противники, враги и друзья Имперіи. В этой присяге они видят поддержку своей системы, защиту своего существованія и нашу гибель; присягнув за одно с ними, нам пришлось бы потом присягать против них. Когда мы будем подавать голос против Правительства, нам придется подавать его, в тоже время, и против Оппозиціи; а для такой борьбы с союзом всех старых партій, мы должны избрать поле сраженія не в парламенте, a вне его.

— Пустяки! говорят некоторые, мы будем так же верны Наполеону III, как он сам конституціи 1848 г. Что вы скажете на это? – А вот что: во–первых, это все‑таки будет клятвопреступленіе, которого не оправдает никакой пример, никакое возмездіе; во–вторых, вас не разрешат от присяги, как Наполеона III, в 1851 и 1852 гг., 8 миллионов голосов. – Политическая присяга, говорят другіе, все равно что ремесленная, служебная; другого значенія она не имеет. – Действительно, представительство, приносящее многим тысяч 12 или 15 франков дохода, есть уже ремесло, служба. Что правда, то правда.

Выведенная из терпения, толпа эта кричит – «такая совестливость неуместна и несвоевременна! – мы не обязаны быть разборчивее других! – прежде всего, если мы хотим служить идее, надо действовать, – а мы лишаем себя могущественного средства к действию и пропаганде, отказываясь из ложной деликатности от выгод, представляемых парламентом.

« Будь, что будет, a делай, что следует!» – вот поговорка, против которой оказалась безсильна вся мораль иезуитов; неужели мораль нормальной школы окажется сильнее?.. Ну, так я же докажу, что эта публичная трибуна, которой соблазнили народ, просто ловушка, что представители изменили всем надеждам народа; что нам нечего делать в законодательном корпусе, и что мы могли бы придти туда только на минуту, чтобы обличить бессилие Правительства и Оппозиціи, и затем удалиться, с напутствием их общего проклятія. – Спору нет, что за истину пострадать хорошо; но для этой цели еще не стоитъ делать клятвопреступленія......


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 29 дек 2016, 20:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Глава lll . Общая подача голосов . - Несовместность .
.........Они толкуют о свободе и подкупе. Да понимают ли они еще, что такое свобода и неподкупность общей подачи голосов?

В настоящей, честной демократіи, организованной на истинных началах народного самодержавія, т. е. на принципах договорного права, невозможно никакое стеснительное или развращающее вліяніе центральной власти на народ: нелепо и предполагать это.

Почему? потому что в истинно–свободной демократіи центральная власть есть ничто иное, какъ собраніе депутатов, естественных представителей местных интересов, созванных на совещаніе; – потому что каждый депутат прежде всего принадлежит местности, которая избрала его своим представителем: он её гражданин, её спеціальный поверенный, которому поручено защищать её интересы с тем, чтобы перед лицом великого общенародного суда согласовать их с общими интересами страны; потому что собраніе депутатов, избирая из среды своей центральный исполнительный комитет, не отделяет его, однако, от себя, не ставит его выше себя, не даёт ему силы вступить с ним в распрю, подобно избранному королю или президенту; наконец – потому что общіе интересы согласуются прямо на основаніи местных; и закон, и самое действие центральной власти вытекают из столкновеній этих местных интересов, из взаимного их уравновешивания; таким образом, центральная власть совершенно свободна в отношеніи избирателей, которым нечего ждать от нее , как ей нечего бояться их непріязни. Вот, как мы уже сказали, уничтожается возможность преступных сделок, подкупов, заговоров, составляемых ценою золота, против общественной свободы, высшим правительством страны и частью избирателей, то есть депутатами и их доверителями
И вот почему серьезные люди, сознающіе положеніе дел и понимающіе эти основные начала общественного Права, не приняли бы порученія, подобного тому, за которое ухватились самозванные демократы. Они не стали бы беззаботно впутываться в ту логическую несовместность, какая обнаруживается между непосредственной подачей голосов и централизованным государством. Они увидели бы, что общая подача голосов требует столько представителей, сколько существует естественных групп, или, если угодно, столько депутацій, сколько провинциальных самодержавій. Они признали бы, что если, не смотря на милостивое снисхожденіе всех монархических конституцій с двойным, тройным, пятерным и десятерным представительством, разум и народное право не допускают, чтобы один человек был представителем нескольких округов, то тем менее можно допустить, чтобы один депутат, одна власть были представителями целого народа, и притом в то время, когда народ избирает себе представителей по местностям. Они убедились бы, что сорокалетний опыт достаточно осудил это противоречие; что прошло время, когда, при общем непониманіи истинных принципов правленія, общественная совесть могла допускать подобные сделки, и что, наконец, в этом случае, истинным друзьям свободы, основателям Демократіи, остается только отклонить от себя парламентское полномочіе и объявить свое представительство невозможным.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 10 мар 2017, 12:21 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Из "Политической способности пролетариата" ( по цензурным соображениям, в русской редакции книга называлась "Французская демократия" ) процитировано достаточно ..... Таким образом рассмотрены две книги Прудона - первая , 1839-го года , посвященная в основном разгромной критике капитализма , но также , местами , затрагивающая проекты общественного переустройства (.... Что такое собственность ) ; и последняя , 1865-го года , наоборот , в основном посвященная принципам будущего общества и только местами остро критикующая буржуазное государство ("О политической способности пролетариата").
Теперь , рассмотрев сущность прудонизма , нужно разобрать следующие вопросы : на каком основании марксисты пытались навесить на Пьера Жозефа ярлык "мелкобуржуазный" и почему прудонизму , виднейшие представители которого в 1871-м году выступили на стороне восставшей Парижской Коммуны , упорно приписывается отказ от революционной борьбы ?

viewtopic.php?f=92&t=28461



За это сообщение автора павел карпец поблагодарил: NT2
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 20 мар 2017, 12:54 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Значит прудонисты....
.Так как в наших староверских , партизанских краях , куда по некоторым свидетельствам до войны заходил северный олень ( партизаны спугнули ?), связь из рук вон плохая , а смартфон у меня дешевенький , то так мне и не удалось ни загрузить , ни закачать Джемса Гильома "Интернационал . Материалы и воспоминания . 1864 -1878 " . А жаль , поскольку только Гильому можно доверять в таком вопросе как расследование Брюссельского конгресса 1868 г. Ведь сегодня куда ни глянь - везде одна и та же , запущенная интриганами утка - " приспособленцы неудачники прудонисты во главе с Толеном пытались отговорить товарищей рабочих от борьбы и обобществления " ( так я и не узнал - проклятое болото - что писал о том конгрессе Гильом )
.....Но лично я оцениваю прудонистов по их поведению во время восстания Парижской Коммуны 1871 г.
Сам Прудон покинул эту бренную землю , когда Интернационал только-только организовался , а до парижской революции оставалось больше пяти лет , поэтому что бы он думал , говорил и делал , проживи он ещё лет десять остаётся только гадать .
Привожу краткие биографии двадцати ( из двадцати восьми ) прудонистов выбранных восставшим Парижем в совет Коммуны ( всего в совет было выбрано восемьдесят пять человек )
(Данные из книги "Протоколы заседаний Парижской Коммуны 1871 года ")

АВРИАЛЬ , Огюстен ( Avrial , Augustin ) , 1840 - 1904 , рабочий- механик , организатор профессионального союза механиков , член Федерального совета парижских секций I Интернационала , левый прудонист . Приговорен по III процессу парижской организации Интернационала к тюремному заключению и денежному штрафу . После революции 4 сентября 1870 г. командир 66-го батальона национальной гвардии , член ЦК 20 округов . Участник восстаний 31 октября 1870 г. и 18 марта 1871 г. После восстания 18 марта 1871 г. начальник 11-го легиона . Избран 26 марта 1871 г. членом Коммуны от 11-го округа 17944 голосами ( из 25183 голосовавших ) . С 29 марта член Комиссии труда и обмена , с 10 апреля член Исполнительной комиссии , с 21 апреля член Военной комиссии , с 6 мая начальник Управления материальной частью артиллерии . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию " меньшинства" . Активный участник боёв в дни "майской недели" . После подавления Коммуны эмигрировал в Англию . Заочно приговорен к смертной казни . В Лондоне был некоторое время членом "Французской секции 1871 г." , враждебной Генеральному совету , но вскоре вышел из этой секции . Переехал в Германию , работал на машиностроительном заводе . После амнистии 1880 г. возвратился во Францию .

АНДРИЕ , Жюль ( Andrieu , Jules ) , 1820 - 1884 ,служащий ведомства мостов и шоссейных дорог , счетоводом , учитель , писатель и журналист , член I Интернационала , прудонист . Избран членом Коммуны на дополнительных выборах ( 16 апреля ) от 1- го округа 1736 голосами ( из 3271 голосовавших ) . Начальник управления персоналом Ратуши , с 20 апреля делегат общественных служб и член Исполнительной комиссии Коммуны . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . После подавления Коммуны эмигрировал в Англию . Заочно приговорен к ссылке . После амнистии 1880 г. возвратился во Францию . Служил вице- консулом на острове Жерсэ .

АРНОЛЬД , Жорж ( Arnold , Georges) , 1839 - ( по другим данным 1840 или 1841 ) - 1912 , архитектор , помощник инспектора строительных работ в Париже , прудонист . После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК национальной гвардии . Участник восстания 18 марта , командир 64-го батальона . Избран членом Коммуны на дополнительных выборах ( 16 апреля ) от 18 округа 5402 голосами ( из 10 068 голосовавших ) . С 21 апреля член Военной комиссии . В голосовании по вопросу о создании Комитета общественного спасения не принимал участия . Подписал декларацию "меньшинства" . Активный участник боёв в дни "майской недели" . После подавления Коммуны приговорен к ссылке в Новую Каледонию . После амнистии. 1880 г. возвратился в Париж . Работал архитектором .

АРНУ , Шарль- Огюст- Эмиль - Артюр ( Arnould, Charles- Auguste - Emile -Arthur) , 1833 -1895 , писатель и журналист , прудонист . Автор многих романов , опубликованных под псевдонимом А. Матэ ( A. Mathey ) , а также книг "Beranger , ses amis , ses ennemis , et ses critiques" ( "Беранже , его друзья , враги и критики") ( два тома , 1864 г.) и "Histoire de l'inquisition" ("История инквизиции ") (1869 г.) . Сотрудник ряда демократических газет 60-х годов , в частности " Marseillaise". После революции 4 сентября 1870 г. помощник мэра 4-го округа , член ЦК 20 округов . Избран 26 марта членом Коммуны от 4-го округа 8608 голосами ( из 13910 голосовавших ) и от 8-го округа 2114 голосами ( из 4396 голосовавших) . Числился по 4-му округу . С 29 марта член Комиссии внешних сношений , с 9 апреля делегат в мэрии 4-го округа , с 21 апреля член Комиссии продовольствия , с 4 мая член Комиссии просвещения . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . После подавления Коммуны эмигрировал в Швейцарию . Заочно приговорен к смертной казни . В Бельгии сотрудничал в анархистских газетах . В 1878 г. опубликовал книгу "Histoire populaire et parlamentaire de la Commune" ( "Народная и парламентская история Парижской Коммуны ") , которая имеет несколько русских переводов . После амнистии 1880 г. возвратился в Париж ; занимался литературной деятельностью .



За это сообщение автора павел карпец поблагодарили - 2: Дубовик, Дмитрий Донецкий
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 20 мар 2017, 15:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
БАБИК , Жюль - Никола ( Babick , Jules - Nicolas ) , поляк ( Бабицкий Юлий ) , 1819 - 1902 , торговец парфюмерными изделиями . Член Федерального совета парижских секций I Интернационала , прудонист . После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК 20 округов и член ЦК национальной гвардии . Избран 26 марта членом Коммуны от 10-го округа 10934 голосами ( из 16765 голосовавших ) . С 29 марта член Комиссии юстиции , с 13 апреля член Комиссии общественных служб . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . После подавления Коммуны эмигрировал в Женеву . Заочно приговорён к смертной казни . Умер в Женеве .

БЕЛЭ , Шарль ( Beslay , Charles ) , 1795 - 1878 , инженер и промышленник , член Федерального совета парижских секций I Интернационала , прудонист . В 1848 г. комиссар Временного правительства в Морбиане и член Учредительного собрания . После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК 20 округов . Избран 26 марта членом Коммуны от 6-го округа 3714 голосами ( из 9499 голосовавших ). В качестве старейшего члена Коммуны открыл её первое заседание ( 28 марта ) . С 29 марта член Комиссии финансов , с 30 марта делегат при Французском банке . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . После подавления Коммуны эмигрировал в Швейцарию . В 1873 г. опубликовал книгу "Mes souvenirs " (" Мои воспоминания ") , и в 1877 году "La verite sur la Commune" ( "Правда о Коммуне") , проникнутые духом прудонизма ( ? -мои прим.) и отрицательного отношения к революции .

БРИОН , Огюст ( Briosne , Auguste ) , рабочий по изготовлению искусственных цветов . Член Федерального совета парижских секций I Интернационала , левый прудонист , После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК 20 округов . Избран членом Коммуны на дополнительных выборах ( 16 апреля) от 9-го округа 2456 голосами ( из 3176 голосовавших ) . Считал своё избрание недействительным ввиду недостаточного количества поданных за него голосов ( менее восьмой части состава избирателей , занесенных в списки ) и 20 апреля отказался от мандата члена Коммуны . Активный деятель Коммуны . После подавления Коммуны эмигрировал в Женеву . Заочно приговорён к смертной казни . Умер в 1873 г.

ВАРЛЕН , Луи - Эжен ( Varlin , Louis- Eugene ) , 1839 - 1871 , рабочий переплетчик , член I Интернационала , левый прудонист , редактор газеты "La tribune ouvriere" (1865 г.) и др., организатор профессионального союза переплетчиков , делегат Лондонской конференции ( 1865 г.) , Женевского (1866 г.) и Базельского (1869 г.) конгрессов Интернационала . По II судебному процессу парижской организации Интернационала (1868 г.) приговорен к тюремному заключению . Один из создателей и руководителей Федеральной палаты рабочих обществ Парижа и Федерального совета парижских секций Интернационала .В апреле 1870 г. во избежание ареста эмигрировал в Бельгию . На III судебном процессе парижской организации Интернационала (1870г.) заочно приговорен к тюремному заключению и денежному штрафу . После революции 4 сентября 1870 г. возвратился в Париж , избран командиром 193-го батальона национальной гвардии . Участник восстания 31 октября 1870 г. Участник восстания 22 января 1871 г. Член ЦК национальной гвардии . Один из руководителей восстания 18 марта 1871 г. Делегат ЦК национальной гвардии при Министерстве финансов . Избран 26 марта членом Коммуны от 6-го округа 3600 голосами ( из 9499 голосовавших ) и от 17-го округа 9356 голосами ( из 11394 голосовавших ) . Числился по 6-му округу . С 29 марта член Комиссии финансов Коммуны , с 30 марта делегат финансов , с 21 апреля член Комиссии продовольствия , со 2 мая начальник Управления по снабжению национальной гвардии , с 5 мая член Военной комиссии . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . В дни "майской недели" возглавлял оборону 6-го и 11-го округов , с 25 по 27 мая исполнял обязанности военного делегата . 28 мая расстрелян версальцами .

ВЕРМОРЕЛЬ , Огюст - Жан - Мари ( Vermorel , Auguste- Jean - Marie ) , 1841- 1871 , журналист и историк , левый прудонист , активный борец против режима Второй империи , неоднократно подвергавшийся репрессиям . Редактор республиканских газет 60-х годов "Le Courrier francais " , "La Reforme" и др. Автор книг "Les hommes de 1848 " ( "Деятели 1848 г. ") ( 1869 г.) , "Les hommes de 1851 " ("Деятели 1851 г.") ( 1869 г.) , " L' Opposition " ( "Оппозиция" ( 1869 г.) , "Le Parti socialiste " ( "Социалистическая партия") (1870 г.) и ряда других . Участник восстаний 31 октября 1870 г. и 22 января 1871 г. С 20 марта 1871 г. издавал газету "L'Ordre" . Избран 26 марта членом Коммуны от 18- го округа 13402 голосами ( из 17443 голосовавших) . С 29 марта член Комиссии юстиции . С 3 апреля член Исполнительной комиссии , с 21 апреля по 12 мая член Комиссии общественной безопасности . Издавал газеты "La Justice" и " L'Ami du Peuple " . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . Активный участник боёв в дни "майской недели" . Умер в июне 1871 в версальской тюремной больнице от ран , полученных на одной из баррикад Коммуны .

ДЕКАН , Батист ( Descamps , Baptiste ) , 1836 - 1873 , рабочий- литейщик , член Федеральной палаты рабочих обществ , прудонист . Избран 26 марта членом Коммуны от 14 округа 5835 голосами ( из 6570 голосовавших ) . В голосовании по вопросу о создании Комитета общественного спасения не принимал участия . После подавления Коммуны был предан суду , но оправдан . В 1873 г. был осужден по делу о пожарах на улице Лилль и расстрелян .



За это сообщение автора павел карпец поблагодарил: Дмитрий Донецкий
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 20 мар 2017, 15:54 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
КУРБЕ , Гюстав ( Courbet , Gustave ) , 1819 - 1877 , выдающийся художник - реалист , участник революции 1848 г. , прудонист . Во время осады Парижа немецкими войсками был председателем Комиссии по охране памятников искусства . В сентябре 1870 г. предложил правительству разрушить Вандомскую колонну как памятник милитаризма . 12 апреля 1871 г. Исполнительная комиссия Коммуны поручила Курбе восстановить работу музеев в Париже и организовать ежегодную выставку картин . С 13 апреля председатель Федеральной комиссии художников . Избран членом Коммуны на дополнительных выборах ( 16 апреля ) от 6- го округа 2418 голосами ( из 3469 голосовавших ) . С 21 апреля член комиссии просвещения . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . После подавления Коммуны арестован и приговорен к шести месяцам тюрьмы и 500 франкам штрафа . 30 мая 1873 г. Национальное собрание постановило взыскать с него более 300 тысяч франков на восстановление Вандомской колонны , это вынудило Курбе эмигрировать в Швейцарию , где он и умер .

ЛАНЖЕВЕН , Пьер- Камиль ( Langevin , Pierre - Camille ) , 1843 - 1913 , токарь по металлу , прудонист , член Федерального совета парижских секций I Интернационала . По III судебному процессу парижской организации Интернационала ( 1870 г.) приговорен к тюремному заключению и денежному штрафу . Участник восстаний 31 октября 1870 г. и 22 января 1871 г. Избран 26 марта членом Коммуны от 15- го округа 2417 голосами ( из 6467 голосовавших ) . С 21 апреля член Комиссии юстиции . После подавления Коммуны эмигрировал в Англию , затем переехал в Германию ; работал токарем на машиностроительном заводе . Заочно приговорён к смертной казни . После амнистии 1880 г. возвратился во Францию . Основал несколько потребительских кооперативов .

ЛЕФРАНСЭ , Гюстав - Адольф ( Lefrancais , Gustave - Adolphe ), 1826 - 1901 , счетовод , учитель , левый прудонист . Участник революции 1848 г. , один из организаторов ассоциации учителей - социалистов в 1849 г.Приговорен в 1850 г. к тюремному заключению и лишен права преподавания . В 1851 изгнан из Франции , эмигрировал в Англию .В 1859 г. возвратился во Францию , работал счетоводом .В конце 60-х годов вступил в I Интернационал . После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК 20 округов . Участник восстания 31 октября 1870 г. Избран 26 марта членом Коммуны от 4-го округа 8619 голосами ( из 13910 голосовавших ) . С 29 марта член Исполнительной комиссии , с 3 апреля член Комиссии труда и обмена , с 9 апреля делегат в мэрию 4-го округа , с 21 апреля член Комиссии финансов . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . После подавления Коммуны эмигрировал в Женеву . Заочно приговорен к смертной казни . Автор книг "Etude sur le mouvement communaliste a Paris en 1871 " (" Очерки о коммуналистском движении в Париже 1871 г.") (1871 г.) и "Souvenirs d'un revolutionnaire" ( "Воспоминания революционера") (1872 г.) . Сотрудничал в анархистской печати .

МАЛОН , Бенуа ( Malon , Benoit ) 1841 - 1893 , рабочий- красильщик , приказчик в книжной лавке , впоследствии публицист , левый прудонист . С 1865 г. член I Интернационала . Участник Женевского конгресса (1866 г.) Интернационала , член Федерального совета парижских секций . По II и III судебным процессам парижской организации Интернационала (1868 и 1870 г.г.) приговорен к тюремному заключению и денежному штрафу .Один из учредителей тайного бакунистского Альянса социалистической демократии . После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК 20 округов , участник восстаний 31 октября 1870 г. и 22 января 1871 г., помощник мэра 17-го округа Парижа . В феврале 1871 г. избран депутатом Национального собрания , в дальнейшем отказался от депутатского мандата . После восстания 18 марта одно время занимал колеблющуюся позицию . Избран 26 марта членом Коммуны от 17 округа 4199 голосами ( из 11394 голосовавших) . С 29 марта член Комиссии труда и обмена . С 12 апреля делегат в мэрии 17-го округа , с 21 апреля член второй Комиссии труда и обмена . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Присоединился к декларации "меньшинства" . Участник боёв в дни "майской недели" . После подавления Коммуны эмигрировал в Швейцарию . Заочно приговорён к смертной казни . В 1871 г. опубликовал книгу "La troisieme defsite du proletariat francais" ("Третье поражение французского пролетариата ") . После амнистии 1880 г. возвратился во Францию . Член Французской рабочей партии . Издавал журнал "Revue socialiste" . С 1882 г. один из лидеров поссибилистов .

ОСТЕН , Франсуа- Шарль ( Ostyn , Hosteins , Francois-Charles) , 1823-1912 , бельгиец по происхождению , торговый служащий ( по другим сведениям токарь) , прудонист , член Федерального совета парижских секций I Интернационала . После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК национальной гвардии . Избран 26 марта членом Коммуны от 19-го округа 5065 голосами ( из 11282 голосовавших ). С 29 марта член Комиссии общественных служб и Комиссии продовольствия , с 21 апреля член второй Комиссии общественных служб . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" .После подавления Коммуны эмигрировал в Женеву . Заочно приговорен к смертной казни . Работал гравером на фабрике деревянных букв . Примкнул к анархистам .

КЛЕМАН , Виктор- Жозеф ( Clement , Victor- Joseph) , родился 1824 году , рабочий -красильщик , прудонист , член I Интернационала . Избран 26 марта членом Коммуны от 15-го округа 5025 голосами ( из 6467 голосовавших ) . С 29 марта член Комиссии финансов . С 21 апреля член второй Комиссии финансов . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . После подавления Коммуны приговорен к трём месяцам тюрьмы .

ЖЕРАРДЕН , Эжен- Франсуа ( Gerardin , Eugene- Francois) , родился в 1839 г. , рабочий-маляр , член I Интернационала , прудонист . Привлекался к суду по I процессу парижской организации Интернационала (1868 г.) После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК 20 округов . Избран 26 марта членом Коммуны от 4-го округа 8104 голосами ( из 13910 голосовавших ) . С 29 марта член Комиссии труда и обмена , с 12 мая член второй Комиссии труда и обмена . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . После подавления Коммуны сослан в Новую Каледонию .

ЖУРД , Франсуа ( Jourde , Francois ) , 1843-1893 , бухгалтер , прудонист , член I Интернационала . После революции 4 сентября 1870 г. член ЦК национальной гвардии . Один из руководителей восстания 18 марта , делегат ЦК национальной гвардии при Министерстве финансов . Избран 26 марта членом Коммуны от 5-го округа 7310 голосами ( из 12422 голосовавших ) . С 29 марта член Комиссии финансов , с 30 марта совместно с Варленом делегат финансов , с 20 апреля член второй Исполнительной комиссии . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию "меньшинства" . Активный участник боёв в дни "майской недели" . После подавления Коммуны сослан в Новую Каледонию . В 1874 г. бежал из ссылки . Работал бухгалтером близ Страсбурга на машиностроительном заводе . В 1877 г. вышла в Брюсселе его книга "Souvenirs d'un membre de la Commune " ( Воспоминания члена Коммуны "). После амнистии 1880 г. возвратился во Францию . Примкнул к Французской рабочей партии .

ТЕЙС , Альбер - Фредерик-Жюль ( Theisz , Albert - Frederic- Jules) ,1839-1881 , рабочий-бронзовщик , резчик по металлу , прудонист . Член I Интернационала , делегат Брюссельского конгресса ( 1868 г.) , член Федерального совета парижских секций Интернационала и член Федеральной палаты рабочих обществ . По III судебному процессу парижской организации Интернационала (1870 г.) приговорен к тюремному заключению и денежному штрафу . После революции 4 сентября 1870 г. служил в 152-м батальоне национальной гвардии , член ЦК 20 округов и член ЦК национальной гвардии . Избран 26 марта членом Коммуны от 12 округа 8710 голосами ( из 11329 голосовавших) и от 18-го округа 14950 голосами ( из 17443 голосовавших) , числился по 18-му округу . С 29 марта член Комиссии труда и обмена , с 30 марта директор почт , с 5 апреля член Комиссии финансов , с 21 апреля член Комиссии труда и обмена . Голосовал против создания Комитета общественного спасения . Подписал декларацию " меньшинства" . После подавления Коммуны эмигрировал в Англию . Заочно приговорен к смертной казни . В 1871 г. был некоторое время членом Генерального совета I Интернационала . Вступил во "Французскую секцию 1871 года " , но вскоре вышел из неё .После амнистии 1880 г. возвратился во Францию . Принимал участие в социалистическом движении .

ФРАНКЕЛЬ , Лео ( Frankel , Leo ) , 1844 - 1896 , венгр по происхождению , рабочий-ювелир , левый прудонист . Активный участник рабочего и социалистического движения в конце 60-х годов во Франции . Член Федерального совета парижских секций I Интернационала . В 1870 г. организовал секцию Интернационала из немецких рабочих , живших в Париже . По III судебному процессу парижской организации Интернационала (1870 г.) приговорен к тюремному заключению и денежному штрафу . После революции 4 сентября 1870 г. служил в национальной гвардии , участник восстания 22 января 1871 г. Один из руководителей восстания 18 марта 1871 г. Избран 26 марта членом Коммуны от 13-го округа 4080 голосами ( из 8010 голосовавших . С 29 марта член Комиссии труда и обмена , с 5 апреля член Комиссии финансов , с 20 апреля делегат труда и обмена и член второй Исполнительной комиссии . Голосовал за создание Комитета общественного спасения , но 15 мая присоединился к декларации "меньшинства" . Руководил разработкой декретов Коммуны по охране труда рабочих и служащих . Активный участник боёв в дни " майской недели" , дважды ранен . После подавления Коммуны эмигрировал в Англию . Заочно приговорен к смертной казни . Член Генерального совета I Интернационала , секретарь-корреспондент для Австрии и Венгрии . Делегат Лондонской конференции (1871 г.) и Гаагского конгресса ( 1872 г.) Интернационала . Голосовал за исключение Бакунина и Гильома из Интернационала . В 1875 г. уехал в Германию , оттуда в Австрию , а затем в Венгрию . С 1876 г. в Венгрии издавал журнал "Arbeiter Wochenchronik" . Участник первого венгерского социалистического конгресса в Будапеште (1878 г.) . Один из организаторов Всеобщей рабочей партии Венгрии основанной в 1880 г. Трижды привлекался к суду за социалистическую пропаганду в печати . В 1883 г. переехал в Австрию , где работал корректором и журналистом . С 1889 г. жил в Париже . Председательствовал на Парижском конгрессе II Интернационала (1889 г. ). Делегат Брюссельского (1891 г.) и Цюрихского ( 1893 г.) конгрессов .


Это я нашёл по запросу "Анри Толен" .
Прудонизм отождествляется с Анри Толеном , что прекрасно видно из этой записи .
Цитата:
LiveJournal

Пишет Raisa D. (Naiwen) (naiwen)
2017-01-29 14:27:00

Анри Толен, один из основателей французских секций I Интернационала...
... Ученик скульптора, бронзовщик, резчик, чеканщик. Один из первых и самых активных последователей Прудона во Франции (я уже писала о том, что среди прудонистов было много квалифицированных рабочих именно таких - полухудожественных, декоративно-прикладных специальностей). Занимался созданием взаимных кредитных обществ "по Прудону", кооперативных союзов, в 1860-х годах стал одним из активистов первых французских профсоюзов, высказывался за легализацию забастовок, вступил в Интернационал и стал во Франции одним из его руководителей. В 1867 году был впервые арестован властями. На процессе членов парижских секций Интернационала произнес яркую речь в защиту требований рабочих, после которой стал очень популярен, провел в тюрьме несколько месяцев и в дальнейшем еще несколько раз подвергался репрессиям.
В 1868 года на конгрессе Интернационала в Брюсселе поругался с представителями школы Карла Маркса - прудонисты отстаивали сохранение мелкой частной собственности, а марксисты требовали ее полного уничтожения. Но во Франции идеи Прудона пользовались гораздо большей популярностью, чем идеи какого-то немца Маркса.

Во время войны и осады Парижа Толен был сначала избран заместителем мэра одного из округов Парижа. А в феврале 1871 года - депутатом Бордосского (позднее соответственно Версальского) собрания. И вот, когда месяц спустя была провозглашена Парижская коммуна - ряд депутатов Версальского собрания, избранных от Парижа, оказались в двойственной ситуации: остаться ли депутатами в Версале или поддержать свободный Париж? Выборы в Версальское собрание, напомню, дали большой перевес "правой": две трети депутатов, выбранных в основном от провинций, представляли в основном монархистов различных оттенков, клерикалов и отчасти бонапартистов. В отличие от провинции, радикальный Париж послал в Собрание в основном радикальных республиканцев и социалистов различных оттенков. И вот люди должны были решить, на чьей они стороне в возникшем конфликте - и казалось естественным, что Толен, старейший прудонист, основатель Интернационала, лидер рабочего движения - что он, конечно, будет с Парижем.
Парижские депутаты определились по-разному. Некоторые - как Делеклюз, Артюр Арну и др. - были избраны членами Совета Коммуны и остались с Коммуной до конца. Другие - Мильер, Рошфор - о которых я писала - вышли в знак протеста из состава Версальского собрания и остались в Париже, избрав путь независимых журналистов, в целом поддерживавших Коммуну, однако и критиковавших ее и под конец имели с ней конфликты. Третьи примкнули к Лиге защиты прав Парижа (см.историю Артюра Ранка) и в течение двух месяцев пытались выступать в роли миротворцев, оказавшихся между двух огней.

Анри Толен (1828-1897), французский социалист и политик

... И только Толен остался членом Версальского собрания (нет, не он один, конечно, были и другие депутаты от Парижа - например, тоже известный социалист Луи Блан, ветеран еще революции 1848 года, но там другая история). Толен наотрез отказался поддержать революцию в Париже, считая, что именно Коммуна ответственна за провоцирование конфликта и развязывание гражданской войны. Все два месяца Толен продолжал заседать в Версале.
На одном из ближайших заседаний Интернационала Толен был с позором исключен из рядов с формулировкой "за предательство интересов рабочего класса" или что-то в этом духе.

И вот, когда версальцы взяли город и после недели боев и расправ все наконец утихло - Тьер в Собрании произнес пафосную речь о победе над мятежниками и о том, что в стране наконец-то воцарились мир и спокойствие. И все депутаты Версальского собрания встали в едином порыве и стали рукоплескать победителю ("Варшава у ваших ног, Ваше Величество!").

... Современники утверждают, что в тот день в Собрании остался сидеть один-единственный человек. Анри Толен.

... В 1880 году Толен был в числе тех, кто голосовал против амнистии коммунарам (но в итоге предложение об амнистии было принято). Впоследствии - видный политик умеренного направления, выступал за легализацию профсоюзов, участвовал в принятии различного социального законодательства.

(я рассказываю в основном об историях нетривиального выбора, а как относиться к героям этих историй - решайте сами)
МЕТКИ: Парижская коммуна, Франция

И теперь сравним : двадцать коммунаров- прудонистов и один Анри Толен , который ,видите-ли не встал перед Тьером .
КТО ИЗ НИХ НАСТОЯЩИЙ ПРУДОНИСТ ?????



За это сообщение автора павел карпец поблагодарил: Дмитрий Донецкий
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 15 янв 2018, 05:27 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
15 января - 209 лет со дня рождения Прудона


Н.К.Лебедев . Введение к "Интернационалу ( Воспоминания и материалы 1864-1878 г.г.)" Джемса Гильома .(отрывок)
.......
В 1863 г. в Париже и Лондоне были основаны рабочие комитеты для организации Интернационала и в этом году , 22-го июля , из Парижа в Лондон ездила рабочая делегация в составе шести человек во главе с рабочим-прудонистом Толэном .На устроенном в Лондоне 22-го июля международном митинге английский рабочий трэд-унионист Оджер после своей речи о всеобщем мире , выразил пожелание , чтобы рабочие всех стран устраивали бы ежегодные международные съезды для совместного обсуждения о способах борьбы против капитализма ; одной из задач таких съездов должно быть изыскание средств устранения международной конкуренции рабочих , так как в это время капиталисты очень часто во время стачек привозили рабочих из заграницы , которые понижали заработную плату местных рабочих . Это предложение было принято собранием единодушно .
Вернувшись из Лондона в Париж , Толэн с товарищами продолжали свою работу по подготовке создания международного рабочего союза . В это время в Париже рабочее движение быстро развивалось и во всех профессиях возникали рабочие синдикаты .
В эту эпоху большинство наиболее передовых французских рабочих находились под влиянием идей Прудона . Идеи Маркса были совершенно неизвестны среди французских рабочих в этот период . Прудоновские идеи оказали вначале огромное влияние на Интернационал и его виднейших деятелей . В Интернационале эти идеи столкнулись позднее с идеями Маркса , который с первого же момента своего участия в Интернационале объявил непримиримую борьбу прудонистам .
В чем же заключалось учение Прудона ?
В настоящее время идеи Прудона мало известны широким слоям рабочих , в особенности , у нас , в России . Русские рабочие , знакомясь с учением социализма , главным образом по социал-демократическим книгам , привыкли считать Прудона "мелко-буржуазным" социалистом , как называл его Маркс , а за ним и все его последователи .
Но , в действительности , Прудон был глубоким социалистическим мыслителем и у него мы находим , правда , очень часто в туманном и неясном выражении , в высшей степени оригинальные идеи . Сам Маркс очень много заимствовал у Прудона , не называя , конечно , источника ; отсюда , может быть , и вытекала злостная критика Маркса действительно слабых сторон учения Прудона .
Прудон , критикуя организацию современного капиталистического строя , признавал , как и все социалисты что основной причиной гнета и неравенства людей является право частной собственности на орудия труда и на землю . Исходя из идеи справедливости , Прудон говорил , что ради торжества справедливости и свободы необходимо разрушить капиталистический строй и вместо него создать новый общественный порядок , который обеспечил бы экономическую и социальную свободу личности , так как "современный человек не хочет больше " чтобы его организовали бы и употребляли бы как машину".
Признавая необходимость уничтожения капиталистического строя и замены его социалистическим , Прудон , в отличие от Маркса и его последователей , не ставил своим идеалом социалистическое рабочее государство . Являясь страстным поборником свободы человеческой личности , Прудон опасался , что в централизованном социалистическом государстве эта свобода будет нарушаема во имя блага всего общества . С этим Прудон не мог примириться , так как свободу инициативы , свободу труда и творчества он считал наиболее ценными и важными правами человека . Вот почему он не хотел чтобы в будущем строе существовало государство , хотя бы и называвшее себя социалистическим , ибо "государство , говорит Прудон , на всем протяжении истории олицетворяло собою лишь жестокость и насилие ".
Вместо политического государства Прудон предлагает следующий план экономической организации общества . Согласно Прудону социалистическое общество должно состоять из свободных промышленных и земледельческих рабочих союзов , объединённых между собою на федеративных началах .Эти союзы , федерируясь между собою сначала национально , а затем и интернационально , образуют новое общество свободных людей , которое вполне заменит собою современное государство , основанное на принуждении и насилии . При этой системе человечество сможет избежать и современного капиталистического рабства и будущего рабства государственного коммунизма .
Прудон настаивал , что уже теперь необходимо приступить к ликвидации Государства , " уменьшая , упрощая , децентрализуя государственные функции и уничтожая одно за другим колёса этой машины , носящей название правительства или государства ".
В новом обществе , освобожденном от государственной власти и опеки , не должно быть больше разделения народов на отдельные нации ; в будущем строе , говорит Прудон " не будет больше отечества в капиталистическом смысле этого слова , будет лишь только родина . Человек , какой бы расы и цвета кожи он не был ,- является гражданином мира и имеет право жительства на всей планете".
В 1863 г. Прудон , уже больной и умирающий , написал свою последнюю книгу "О политической правоспособности трудящихся классов " . Эта книга представляет как бы завещание Прудона , оставленное им своим собратьям , французским рабочим , из среды которых он происходил сам . В этой книге Прудон говорит , что рабочий класс , если он хочет добиться своего освобождения , должен организоваться самостоятельно и отдельно от всех других классов общества , так как его интересы непримиримы с интересами буржуазии . "Пусть рабочий класс , говорит Прудон , прежде всего постарается освободиться от всякой опеки и отныне начнёт действовать самостоятельно для себя ".
Прудон указывал вместе с тем на историческую роль пролетариата ." Буржуазия , говорит он , победила в 1789 г. дворянство и уничтожила его привилегии , теперь настала очередь пролетариата ; для этого ему необходимо соорганизоваться , чтобы преобразовать весь социальный строй . Час победы близок , ибо теперь народ не представляет более собою бесформенную и невежественную массу , напротив , со всех сторон в его среду проникают лучи света , он начинает сознавать свои права и народ призван положить конец социальной несправедливости и "добиться собственными усилиями свободы и равенства ."
Воодушевляемые этими идеями , парижские рабочие-прудонисты , вели деятельную пропаганду среди своих товарищей , организуя рабочие профессиональные союзы и синдикаты........



За это сообщение автора павел карпец поблагодарили - 2: NT2, Дубовик
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 07 фев 2018, 16:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Из Джемса Гильома "Интернационал ( Воспоминания и материалы 1864-1878 гг.)"
Гл. II
..........
Интересно отметить , что Карл Маркс , которого большинство социал-демократов признаёт основателем Интернационала , не счел нужным сам присутствовать на первом конгрессе Товарищества , и даже не прислал приветствия конгрессу . Между тем он не мог не интересоваться тем , как пойдут дела на конгрессе и какие решения будут приняты делегатами .
В одном из своих писем к своему другу Кугельману Маркс писал :"я не мог и не хотел присутствовать на конгрессе , но сам составил программу для лондонских делегатов . Я намеренно ограничил её только теми пунктами , которые не могут вызвать разногласий и допускают соглашение между рабочими , поощряя , таким образом , потребность классовой борьбы и организации рабочих как класса . У господ парижан головы набиты самыми пустыми прудоновскими фразами ; они болтают о науке , а сами ничего не знают . Они отвергают всякую революционную борьбу , т.е. тактику , вытекающую из самой классовой борьбы , и всякое концентрированное социальное движение , осуществимое политическими средствами ( напр. законодательное сокращение длины рабочего дня )".
"Под предлогом свободы и антигосударственности или непризнающего власти индивидуализма , эти господа , спокойно выносившие в течение шестнадцати лет самый свирепый деспотизм , в действительности проповедуют самый буржуазный строй , только идеализированный по прудоновскому образцу ! Прудон принёс страшно много зла . Его кажущаяся критика и мнимая ненависть к утопистам ( тогда как он сам является ярким мелкобуржуазным утопистом ) соблазнили и подкупили вначале " блестящую молодежь" студентов , а затем и рабочих , в особенности парижских , которые , как рабочие , изготовляющие предметы роскоши , крепко держатся , сами того не сознавая , за старый буржуазный мир . Невежественные , тщеславные , заносчивые , болтливые , пустые и самонадеянные , они чуть было не испортили все , явившись на конгресс в таком количестве , которое совершенно не соответствовало числу членов их секций "*

* Примечание редакции
(Среди " невежественных , тщеславных , заносчивых , болтливых и самонадеянных" французских делегатов , как выражается Маркс , на женевском конгрессе были , между прочим , такие выдающиеся личности французского рабочего движения , как Варлэн , деятельный член Парижской Коммуны , расстрелянный версальцами , Бенуа Малон , также член Парижской Коммуны и автор известного пятитомного сочинения "История Социализма" . Кроме них было ещё несколько человек , принимавших также участие в Коммуне 1871 г. и пожертвовавших жизнью ради идей социализма . Таково было большинство "болтунов" на женевском конгрессе , являвшихся истинными инициаторами и основателями Интернационала .



За это сообщение автора павел карпец поблагодарил: NT2
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 10 мар 2018, 06:27 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Гл IV. Второй общий конгресс Интернационала в Лозанне ( 2-7 сентября 1867 ).
.......
...Следующий конгресс Интернационала постановлено было созвать в Брюсселе осенью 1868 года*.
*прим. редактора
(Как мы уже упоминали выше К.Маркс не присутствовал сам лично на Лозаннском конгрессе , но он тщательно следил за его работами и стремился через своих друзей проводить свою политику в Интернационале . Видя , однако , что на конгрессах его взгляды все ещё не разделяются большинством , Маркс глубоко возмущался этим и в своём письме по поводу Лозаннского конгресса к Энгельсу он писал :"На следующий конгресс в Брюсселе я отправлюсь лично , чтобы прикончить этих ослов-прудонистов . Я все это устроил очень дипломатично . Я не хотел являться лично , прежде чем выйдет в свет моя книга ("Капитал") и пока не окрепнет Товарищество . Впрочем , несмотря на все свои усилия , болтуны-парижане не могли помешать нашему вторичному избранию ...
Дела идут так , что к моменту будущей революции , которая , быть может , ближе , чем сейчас кажется ,- эта мощная машина ( Интернационал) будет в наших ( т.е. в твоих и моих ) руках . Сравни с результатами , достигнутыми Мадзини за тридцать лет ! И при том , без денежных ресурсов ! И несмотря на все интриги прудонистов в Париже , Мадзини в Италии , этих завистников - Оджера , Кремера и Поттера в Лондоне , несмотря на Шульце-Делича и Лассальянцев в Германии ! Положительно , мы можем испытывать удовлетворение ".
Письмо к Энгельсу от 11 сентября 1867 г. ( Briefwechsel lll 406-407).


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 03 авг 2019, 20:21 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Скрытый текст: :
Богородица , Карла Маркса прогони
!


Глава VIII. Третий конгресс Интернационала в Брюсселе ( 6-13 сентября 1868 г.).

Третий общий конгресс Интернационала состоялся в Брюсселе с 6 по 13 сентября 1868 г. На нем присутствовало 99 делегатов , в числе которых было 18 чел. французов ( среди них был Толэн , Мюра , Пенди , Обри и Лонге ), 5 немцев , 2 итальянца , один испанец , 7 швейцарцев , пять англичан , 55 бельгийцев (среди них Цезарь де-Пап и проф. Гинс ) и шесть делегатов от Главного Совета ( Эккариус , Шо , Локрафт , Юнг , Лесснер и Коуэль Степни ) . Карл Маркс хотя и обещал быть на этом конгрессе , но почему то и на этот раз воздержался и предпочел проводить свою политику через вторых лиц .
Самым важным вопросом , подлежавшем обсуждению на Брюссельском конгрессе был вопрос о собственности , ( главным образом о праве земельной собственности ), этот вопрос был уже поднят на предыдущем Лозанском конгрессе при обсуждении вопроса о роли государства . Для более детального обсуждения этого вопроса Брюссельский конгресс избрал особую комиссию в составе девяти человек . Эта комиссия представила конгрессу резолюцию , в которой говорилось , что рудники , каменноугольные шахты , каменоломни , а также и железные дороги должны принадлежать всему обществу , точно также в общественной собственности должны находиться и годные для обработки земли , каналы , шоссейные дороги , телеграф и другие средства сообщения , и леса . За эту резолюцию высказалось только тридцать делегатов , пять голосовали против , а остальные воздержались . Ввиду этого конгресс постановил ещё раз передать этот вопрос на обсуждение на местах , и снова пересмотреть его на будущем конгрессе .
.........


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 28 сен 2019, 13:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Х.
Деятельность секции Интернационала в Локле в 1868 г. - Споры за и против коллективной собственности .

После Брюссельского конгресса Интернационала почти во всех швейцарских секциях горячо обсуждался вопрос о коллективной собственности . Секция Интернационала в Локле также обсуждала этот вопрос , который вызвал оживленный и страстный обмен мнений . Члены секций , стоявшие на точке зрения частной собственности , стремились доказать защитникам коллективной собственности , что уничтожение частной собственности может иметь самые гибельные последствия для общества .
Однако , большинство членов секции в Локле , с своей стороны , указывали на отрицательные стороны существования частной собственности на землю , леса и пути сообщения , говоря , что частная собственность на землю даёт возможность владельцу земли эксплоатировать своих ближних . Право частной собственности является источником рабства для большинства людей и поэтому в будущем обществе это право не может иметь места .
В конце концов защитники коллективной собственности одержали верх и секция в Локле постановила присоединиться к резолюции Брюссельского конгресса Интернационала о переходе земли и её недр , а также лесов и путей сообщения в коллективную собственность всего общества .
Таким образом , идеи социализма постепенно все больше приобретали себе сторонников среди швейцарских рабочих , хотя большинство из них по-прежнему все ещё оставались мютюэлистами и прудонистами , думавшими , что разрешение социального вопроса возможно при помощи устройства народных банков взаимного кредита , кооперации и т. п. В этом отношении рабочими Локля было предпринято несколько попыток , давших , как и следовало ожидать , самые ничтожные результаты .
Под влиянием всех этих уроков жизни мысль швейцарского рабочего все больше и больше клонилась в сторону социалистически-революционного пути и поэтому когда Бакунин явился в Швейцарию с проповедью идей революционного социализма , то он нашёл здесь уже подготовленную почву .


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 31 окт 2019, 08:18 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
А. Шубин . "Социализм: "золотой век" теории."
Из главы V "Первый Интернационал и Парижская коммуна.

(...)

Коммуна

Казалось, спор марксистов и анархистов может решить первый опыт революционных социалистических преобразований — Парижская коммуна 1871 г. Практически все социалистическое движение выразило солидарность с Коммуной. Опытом Коммуны лидеры социализма стремились обосновать правильность именно своей программы. Истосковавшись по практическому примеру, который мог бы подтвердить реальность их теорий, лидеры Интернационала провозгласили Коммуну рабочим выступлением, хотя среди избирателей Коммуны и ее депутатов пролетарии не составляли большинства. Историческая Коммуна, а не светлый образ ее, была творением средних слоев и рабочего класса, где ведущей силой были средние слои, именовавшиеся марксистами не иначе, как «мелкая буржуазия». В этом смысле Парижская коммуна была «мелкобуржуазным» движением.
Прокламация ЦК национальной гвардии, выпущенная уже после начала гражданской войны с Версальским правительством, очертила представление лидеров ЦК о расстановке социальных сил: «Трудящиеся, не обманывайтесь: идет великая борьба – паразитизм и труд, эксплуатация и производство схватились между собой». В этом воззвании «денежная аристократия» противопоставлена «тем, кто трудится и тщетно ищет решения социальных проблем»– прежде всего торговцам, промышленникам, лавочникам и мыслителям.
Некоторые идеологи Коммуны включали в круг трудящихся классов даже часть буржуазии. Газета секций Интернационала Ирви и Берси «Ла революсьон политик и сосиаль» утверждала: «Народ и трудовая буржуазия едино суть…». Что это за «трудовая буржуазия»? Депутат Коммуны Ж. Валлес – непартийный социалист, близкий и к бланкистам, и к прудонистам, противопоставлял паразитической буржуазии «рабочую буржуазию»: «честную и мужественную, которая ходит в кепке в мастерскую, ходит в сапогах по грязи в цехах, в холод и в жару остается у своей кассы и у конторки… Она глотает пыль и дым, ходит в синяках, обжигается перед станками или перед горном, опускает руки в тесто и присматривает за работой; она по своему мужеству и по своим заботам родная сестра пролетариата». «Рабочая буржуазия», о которой говорит Валлес – это менеджеры, управленческие слои предприятия, которые как раз в этот период начинают превращаться в отдельную от капиталиста социальную категорию, элемент средних слоев, вовсе не совпадающий с «мелкой буржуазией». Как раз в этот период капиталист перестает быть менеджером предприятия, превращаясь в «топ-менеджера» монополии и финансового олигарха. Характерно, что после «революции менеджеров» во второй половине ХХ в. ускорилось оздоровление условий труда – ведь цеха – это и рабочее место менеджера. Это отчасти подтверждает мысль Валлеса об общности интересов рабочих и менеджеров в некоторых вопросах. Но все же лишь в некоторых. «Рабочая буржуазия», как и мещанские слои Франции не поддержали Парижскую Коммуну, что говорит о глубоких противоречиях, которые лежат в самих средних слоях, часть которых доминирует в революционных движениях, а часть становится опорой консерватизма и даже реакции.

* * *
История Коммуны началась с восстания 18 марта 1871 г., когда национальные гвардейцы – одетые в военную форму массы парижан, прогнали из столицы правительство «национальной измены», капитулировавшее перед Пруссией. Причины восстания были далеки от социализма. Война донельзя обострила социальные бедствия, а переход к миру добавил проблем. Правительство отменило плату национальным гвардейцам и мораторий на выплату долгов. В условиях сохранявшегося экономического застоя это поставило часть населения на грань голода. Поскольку население было вооружено во время войны, последовало восстание. Так создалась ситуация, которая, как станет ясно в ХХ веке, является типичной – социализм получает возможности для осуществления своей политики тогда, когда разрушение капиталистической системы радикализирует население и ослабляет буржуазию. Но разруха и внешнеполитические проблемы крайне затрудняют строительство новых, пост-капиталистических отношений.
ЦК национальной гвардии, оказавшийся на некоторое время у власти, был настроен демократически и провозгласил выборы в Парижскую Коммуну. Стремление освободиться от власти консервативного национального собрания и широкое распространение прудоновских идей региональной автономии придали выборам значение не муниципальных, а парламентских. Избирались депутаты новой власти.
Коммуна выдвинула вперед людей районного масштаба, тем значительно приблизив власть к народу. Подобный эффект происходил также в советах во время Российских революций. Провинция не знает этих людей, и ее предпочтения не совпадают с предпочтениями районов столицы. Уже 2 апреля это привело к началу гражданской войны между Парижем и Национальным собранием, правительство которого во главе с Тьером расположилось в Версале.
26 марта состоялись выборы. Было избрано 84 депутата, однако только 65 из них поддерживали революцию 18 марта и продолжили работать в Коммуне, бросившей вызов Национальному собранию Франции. Постепенно из Парижа ушла еще некоторая часть народных избранников. Когда 28 марта Коммуна провозгласила себя полномочным правительством, а не органом муниципального самоуправления, из Парижа уехало большинство мэров районов. 4 апреля, когда начавшаяся гражданская война привела к принятию декрета Коммуны о заложниках, Париж покинули либералы-гамбетисты.
Среди депутатов Коммуны было 28 рабочих и около 28 членов Интернационала. Из тех, кто входил в политические течения или примыкал к ним, 21 относились к бланкистам, 20 – к прудонистам, 14 – к якобинцам. Несколько человек были близки к Марксу и Бакунину, их иногда называют «марксистами» и «бакунистами», но за исключением марксиста Серайе идейное влияние нефранцузских лидеров Интернационала на депутатов Коммуны практически не сказалось на их политике.
Прудонисты были в меньшинстве. В мае они составят костяк «меньшинства» Коммуны. Это может породить впечатление, что бланкистско-якобинское «большинство» должно было проводить преобразования, отличные от прудонистских, а прудонисты – находиться в оппозиции. Возможно, так и было бы в парламенте. Но Коммуна была не парламентом, а избранным правительством. Депутаты разных идейных ориентаций работали вместе в комиссиях и на коллегиальных заседаниях Коммуны, и принимались решения, которые казались наилучшими. Как мы увидим, если речь шла о социально-экономической политике и конструктивной программе преобразований во всей Франции, принимались именно прудонистские предложения.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 10 дек 2019, 12:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
* * *
Русский революционер П. Лавров, наблюдавший Коммуну прямо из Парижа, так оценил ее замыслы: «социалисты Парижа хотели вместе с буржуазией совершить сперва социалистическую революцию, которая создала бы повсюду единственную вооруженную силу, находящуюся в их руках, и затем уже, с помощью этой вооруженной силы, они совершили бы революцию экономическую». Сначала захват власти социалистами во всей Франции, затем – социалистические преобразования. Такой план в свое время высказывал Бланки. Возможно, подобным образом считал необходимым действовать Лавров. Но тогда Коммуна осталась бы просто самым крупным бланкистским мятежом. А она за 72 дня своего существования успела провести уникальные социальные преобразования, которые стали моделью для многочисленных социальных революций ХХ века. Возражая бланкистской установке, депутат-прудонист Э. Варлен заявлял: «Для нас политическая революция тесно сплетена с социальными реформами, и они не могут быть отделены друг от друга». И в этом вопросе бланкисты пошли за прудонистами.
Вероятно, Лаврова обманула осторожность реформаторов Коммуны. Отстаивая осторожный стиль реформ коммунаров, депутат Л. Франкель говорил: «Прежде чем издавать декрет, надо узнать, есть ли необходимость в спешном проведении какой-либо социальной реформы в таком-то ремесле; надо проникнуться интересами населения, а затем сказать ему, дать ему хорошенько понять преимущества той реформы, которую вы предпринимаете».
Коммунары начали проводить преобразования практически сразу, действуя при этом осторожно. Но направление преобразований успело выявиться достаточно четко.
Дело экономических реформ в Коммуне оказалось в руках умеренных анархистов — последователей Прудона. Прудонисты взяли в свои руки комиссии финансов и труда и обмена. Направление социально-экономических реформ разрабатывали Б. Малон, Л. Франкель, А. Тейс, О. Авриаль, Э. Варлен, Э. Жерарден, Ф. Журд, Ш. Белэ и др. Коммуна практически полностью доверяла прудонистам как специалистам в области «социальной науки». Сами задачи, которые были поставлены Коммуной перед Комиссией труда и обмена, говорят о стремлении к социализму: «Комиссии поручается пропаганда социалистических учений. Она должна изыскивать пути к уравнению заработка и труда». И только после этих чисто социалистических задач значится «поощрение промышленности». Но социализм не мог вводиться «сверху». Направление социальных реформ должно определить специальное собрание делегатов рабочих ассоциаций, торговой палаты, синдикальных палат, директоров французского банка и руководителей транспортных предприятий . 31 марта коммуна предложила рабочим организациям присылать свои предложения по вопросам платежей, организации труда и обмена.
Итогом этих консультаций и обсуждений членов комиссии стала важнейшая социалистическая мера Коммуны – 16 апреля 1871 г. предприятия покинувших Париж предпринимателей были переданы в руки трудовых коллективов при общей координации их работы профсоюзами. Таким образом, впервые был создан социалистический индустриальный сектор. Обоснование декрета выдержано в прагматических тонах – предприятия, брошенные хозяевами, должны работать:
«Принимая во внимание, что многие мастерские брошены их руководителями, уклонившимися от исполнения своих государственных гражданских обязанностей и не пожелавшими считаться с интересами трудящихся;
что вследствие этого подлого дезертирства остановилась работа многих существенных для жизни города предприятий и причинен ущерб положению трудящихся.
постановляет:
Рабочие синдикальные палаты созываются для учреждения комиссии по обследованию, имеющей целью:
1. Составить статистику брошенных мастерских, а также точное описание состояния, в котором они находятся и инвентарь, имеющихся там инструментов труда.
2. Представить доклад с изложением практических мер по скорейшему пуску этих мастерских, но уже не силами дезертиров, которые их бросили, а кооперативной ассоциации рабочих, которые были заняты в них.
3. Разработать проект устава этих рабочих кооперативных обществ.
4. Учредить третейский суд, который при возвращении упомянутых хозяев должен будет определить условия окончательной передачи мастерских рабочим обществам и размер возмещения, которые эти общества обязаны будут уплатить хозяевам».
В социалистической литературе начала века не было недостатка в скептических оценках этого декрета. Нет бы сразу все национализировать. А тут какая-то статистика. Ж. Вейль считает, что меры Коммуны были скорее «мерами вспоможения рабочему классу, чем социалистическими актами». Вспоможение в духе социального государства тоже хватало, и не только в отношении рабочего класса. Но конкретных аргументов, опровергающих социалистический характер акта 16 апреля Вейль не приводит. Между тем декрет прямо указывает на изменение отношений собственности, который предполагает послереволюционную компенсацию. Очевидно, что размер такой компенсации – тактическая величина, зависящая от исхода революционной борьбы. Маркс, Энгельс и Ленин тоже были готовы откупиться от буржуазии. На первых порах…
В. Чернов, основываясь на неточном изложении декрета, возражал своим радикальным оппонентам: «тут не было прямой «передачи» как революционной меры… Декрет в сущности предписывал не передачу а… исследование…» Декрет, как видно из текста, предусматривал не только исследование (которое конструктивному социалисту Чернову вряд ли должно было показаться лишним в подготовке революционных мер), но и «пуск мастерских» «силами ассоциаций» и «окончательную передачу». Очевидно, что декрет означал начало, а не завершение процесса. Но это не отменяет ни его революционного характера (так как он явно противоречил гражданскому праву, действовавшему за пределами Коммуны), ни его социалистического характера, поскольку предприятия уже с 16 апреля перешли во владение коллективов, что прямо предусматривала теория Прудона.
Более того, несмотря на краткость существования Коммуны, декрет вызвал к жизни дальнейшие шаги. Профсоюзы, поддержав декрет, стали его конкретизировать. 23 апреля была принята резолюция союза механиков и ассоциации металлистов, которая ставила задачу создания производственных ассоциаций, «коллективно владеющих неотчуждаемым капиталом». 15 мая на собрании представителей рабочих союзов было создано исполнительное бюро комиссии по обследованию организации труда. В его руководство вошли члены Интернационала. 4 мая депутат Везинье предложил распространить декрет 16 апреля на крупные предприятия. Это предложение не было отвергнуто, но обсуждение его из-за обострившейся политической борьбы и угрожающей военной обстановки было отложено.
Однако казенные предприятия по инициативе рабочих и при поддержке прудонистов также переходили к самоуправлению.
3 мая при поддержке Авриаля Коммуна одобрила устав Луврских оружейных мастерских, составленный рабочими. В соответствие с ним собрание трудового коллектива выбирает всех руководителей, и все они подотчетны собранию. Предприятием руководит совет, в который входит делегат Коммуны (директор), начальники мастерских, мастера и выборные представители участков (половина из них должна сменяться раз в неделю). Совет планирует работу ежедневно, делегаты от рабочих составляют отчет обо всем важном раз в неделю. Увольнение работника производится советом. В случае необходимости провести сокращение первыми увольняются те, кто был принят последними. Это должно гарантировать устойчивость коллектива и защитить работников от произвола даже собственного совета. Подобные системы самоуправления затем будут воспроизводиться в бесчисленных экспериментах ХХ века.
К. Маркс утверждал, что Коммуна «хотела экспроприировать экспроприаторов». Согласиться с этим утверждением можно, если не воспринимать экспроприацию (отчуждение собственности) как акт. Прудонисты, как и завещал им учитель, «сжигали собственность на медленном огне», а не устраивали ей «варфоломеевскую ночь». Потому что погром собственности может вылиться в погром экономики. Коммуна с чисто прудоновской осторожностью выделяла социалистический сектор. И сектор этот не принадлежал «пролетарскому государству» и государству вообще. В этом – коренное различие прудоновской и марксисткой стратегий социальной революции.

* * *
Устав Луврских мастерских предусматривал еще одну важную меру – введение 10 часового рабочего дня. Ограничение рабочего дня было только одним из мероприятий Коммуны, которые позволяют говорить о ней как о первом социальном государстве. Под «социальным государством» принято понимать систему государственных мер и институтов, которые защищают социальные права работников и потерявших возможность трудиться людей, а также снижают уровень социального расслоения общества. Выполнение этих задач – обязательное требование к социализму. В социалистическом обществе по определению не может быть высокого социального расслоения, и все люди должны быть защищены от нищеты независимо от своего положения в обществе. Этот социалистический принцип социального равенства (равноправия), горячо отстаивавшийся Прудоном, стал важнейшей критической силой, направленной против капитализма с его социальным расслоением и воспроизводством нищеты. Но опыт ХХ века показал, что и в рамках капиталистического общества, как правило под давлением социальных, и прежде всего социалистических движений, возможно движение в направлении усиления социального равенства. Это направление эволюционного развития общества было указано ранним Оуэном и Прудоном. Он считал, что основными структурами, которые будут обеспечивать усиление начал равенства, станут институты общества, основанные на взаимности (кооперативы, союзы работников, производственные ассоциации и т. п.). Коммуна показала, что эти меры может обеспечить также и государство. Она стала первым социальным государством, то есть государством, занявшимся целенаправленным обеспечением социальных прав беднейших слоев индустриального общества.
Лидеры Коммуны понимали ограниченность социальных институтов, доставшихся в наследство от старого общества, но видели также их необходимость до тех пор, пока социализм не сделает их излишними. Депутат Коммуны Г. Лефрансэ писал: «Если Коммуна восторжествует, а в этом нет сомнения, все, что называется общественной благотворительностью, – больницы, убежища, ломбарды, – наверняка исчезнет. Но это предполагает создание ряда новых экономических учреждений, которые вы не можете формулировать в одной из статей декрета. Вы посеяли бы теперь смятение в умах, если бы просто и коротко объявили об упразднении ломбардов и богаделен. Прежде чем их упразднить, надо сделать их излишними». Более того, социальные институты должны быть укреплены государством.
Депутат Б. Малон мотивировал социальные меры Коммуны: «государство достаточно выступало против рабочих, пусть же хоть теперь государство выступит в пользу рабочих». Отходит ли здесь прудонист Малон от учения своего учителя, критически относившегося к государству? Но мы должны помнить, что Прудон намеревался использовать институты старого общества для его демонтажа и обеспечения укрепления новых отношений. Вопрос в том, усиливает ли это давление государства на общество или нет. Пока общество еще не готово обеспечивать условия для социального равенства (равноправия), подтягивать беднейшие слои до среднего уровня может и государство, но не авторитарное, а максимально демократическое.
Коммуна проводила широкий круг мер, которые предвосхитили мероприятия социального государства. Уже 29 марта Коммуна отменила задолженности по квартплате. 1 апреля Комиссия труда и обмена приняла решение о регистрации в мэриях спроса и предложения труда, чтобы можно было более эффективно бороться с безработицей. Были установлены пособия семьям пленных национальных гвардейцев. 8 мая были введены твердые цены на хлеб. Однако, в отличие от якобинского максимума они не означали запрета торговать дороже (что вело бы к дефициту и к тому же требовало применения репрессий против «спекулянтов»). Коммуна пошла другим путем: она стала торговать продовольствием в муниципальных лавках по ценам максимума, сбивая рыночную цену и делая спекуляции бессмысленными.
Были введены меры защиты прав трудящихся. 27 апреля Исполнительная комиссия запретила не установленные законом штрафы и вычеты из зарплаты. Комиссия труда и обмена запретила ночной труд в пекарнях. По этому поводу в Коммуне развернулась полемика. Депутаты Бийоре и Виар выступили против: «Вам незачем вмешиваться в отношения между рабочими и их служащими, и я предлагаю отменить декрет», – заявил Виар, придерживаясь либеральной логики. Прудонист Авриаль ответил ему: «Нельзя поддерживать такой порядок, чтобы рабочие – такие же люди, как и мы, работали только по ночам и никогда не видели бы дневного света». Запрет был утвержден.
12 мая, обратив внимание на низкие зарплаты работников, нанятых предпринимателями на выполнение военных заказов, Коммуна передала эти заказы корпорациям работников, которые были готовы организовать оплату по повышенным расценкам. Одновременно с расширением этого синдикального сектора Бержере создал коммунальные мастерские по пошиву военной формы, и частные предприниматели были вытеснены с этого рынка.
Политика зарплат в государственном аппарате также соответствовала прудоновскому представлению о равенстве, равно как и стратегии социального государства: «существенным элементом государственной работы Коммуны была и смелая политика в системе заработной платы, которая сильно поднимала оклады низшей категории служащих и рабочих за счет резкого сокращения высоких и привилегированных окладов. Это тоже был новый политический принцип – принцип социалистический» , – пишет П.М. Керженцев. Здесь марксистско-ленинский историк делает ошибку социал-демократов бернштейновского направления (о чем речь пойдет ниже) и тред-юнионистов, называя социальные перераспределительные меры социалистическими (удивительная идеологическая «диверсия», если вспомнить, что Керженцев писал свою книгу в 30-е гг.). В его время это было уже достаточно очевидно – социал-демократы проводили именно такую политику зарплат и доходов. Именно такая политика была важна для реализации прудоновского принципа равенства, превращения большинства работников в средний класс, что может создать предпосылки для преодоления капитализма, хотя еще не создает альтернативных капитализму общественных отношений.
Коммуна не только способствовала интеграции беднейших слоев в средний класс, но и активно защищала его. Считая Коммуну пролетарским государством, Маркс все же признал: «Главные меры, которые были предприняты Коммуной, были предприняты для спасения среднего класса – класса должника Парижа от класса кредитора!» На следующий день после своего провозглашения, 29 марта Коммуна объявила о прекращении продажи вещей, заложенных в ломбард. 14 апреля депутаты подробно обсуждали проект восстановления системы кредита. Накопившиеся за войну и ныне замороженные долги не должны были разорить должников, но и без кредита нельзя было обойтись – ведь прудонисты считали необходимым сохранить рыночную экономику, которая, в соответствии с учением Прудона, не препятствует формированию социалистического общества. Проект Журда предусматривал постепенную выплату замороженных кредитных обязательств, посредством специально выпускаемых для этого купюр. Это означало постепенное размораживание старых долгов, что позволяет восстановить кредитование по новым сделкам. Оппоненты Журда предлагали заморозить военные долги на более долгий срок, скажем, на 3 года. Журд говорил, что, составляя проект, «больше всего заботился о восстановлении обращения и коммерческих сделок». Никто не оспаривает этой задачи. Все социалисты Коммуны соглашались на сохранение рыночных отношений.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 27 июл 2020, 22:18 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
* * *
Прудонисты были не единственной фракцией коммуны и даже не составляли ее большинства. Тем не менее, социально-экономическая политика Коммуны и, как мы увидим, ее важнейшие программные документы были выдержаны в духе прудонизма.
Что касается Маркса, то он фактически отказался от шанса повлиять на характер социальных мероприятий Коммуны.
30 марта Л. Франкель направил Марксу письмо как к крупному теоретику Интернационала с просьбой дать предложения по проведению социальных преобразований. Маркс нашел возможность ответить 13 мая и переправил ответ Франкелю и Варлену. Но в ответе Маркса не было рекомендаций по поводу преобразований. Маркс писал о другом, что депутаты знали и без него: «Коммуна тратит слишком много времени на мелочи и личные счеты» . Что считать мелочами? Франкель так и не дождался совета по поводу социальных реформ, которого просил. Маркс был слишком занят подготовкой сведения личных счетов с Бакуниным.
Маркс и его соратники сыграли значительную роль в обеспечении «посмертного» пиара Коммуны, прославив ее в манифесте Интернационала «Гражданская война во Франции». Заступаясь за Коммуну, осуждаемую со всех сторон либеральной прессой, марксисты делали благородное дело, по ходу которого приписывали ей черты, которые ожидали увидеть в пролетарской революции.
Для социалистов всего мира Коммуна стала своего рода путеводной звездой, и стремление Маркса и Энгельса представить ее подтверждением их теории в ущерб оппонентам только усиливалось. В статье «К жилищному вопросу» Энгельс так и заявил: «эти мероприятия – отмена ночного труда пекарей, запрещение денежных штрафов на фабриках, конфискация закрытых фабрик и мастерских и предоставление их рабочим ассоциациям – соответствуют вовсе не духу Прудона, а духу немецкого научного социализма». Почему? Отвечать на этот неразрешимый вопрос Энгельс оставил последующим поколениям марксистов. Его современникам было еще слишком очевидно, что передача фабрик рабочим ассоциациям, а не «пролетарскому государству» никак не соответствует духу марксизма и полностью укладываются в концепцию Прудона и отчасти Лассаля. Или Энгельс и его признал «научным социалистом»?
Конечно, приятно было бы чувствовать себя вдохновителем Парижской Коммуны, но Прудон мог претендовать на лавры ее вдохновителя с куда большим основанием и как федералист, и как защитник среднего класса, и как сторонник перехода средств производства во владение ассоциаций работников. Конструктивные преобразования Коммуны ни на шаг не отошли от антиавторитарного социализма Прудона (мютюэлизма и федерализма) в сторону государственного централизма и коммунизма, связанного с национализацией.
Отмежевать Коммуну от Прудона становится навязчивой идеей марксистской историографии. Марксистский историк французского социализма П. Луи писал: «Стоило лишь шевельнуться рабочим предместьям, чтобы рассеять в прах все дилетантские умствования Прудона, которыми он в течение 20 лет думал убаюкивать народ». Но дальше мы не найдем в книге Луи анализа социально-экономических мероприятий коммуны. В советское время, когда стали выходить более подробные марксистско-ленинские работы о Коммуне, их авторам приходилось писать о ее мероприятиях, умалчивая об их прудонистском характере, подчеркивая переходный характер декрета 16 апреля, подменяя понятие самоуправление «рабочим контролем»(получалось, что работники не получили предприятия в свое управление, не имели права выбирать руководителей, а могли только контролировать назначенную собственником администрации, как в первые месяцы советской власти).
Однако главным аргументом в пользу непрудонистского характера политики Коммуны был тот факт, что прудонисты не имели в ней большинства. Мол, прудонисты только влияли на Коммуну, но политический курс определяло большинство, прежде всего бланкисты, которые при расколе Интернационала в 1872 г. поддержат Маркса и, следовательно, могут считаться почти марксистами. Мы еще увидим, как и надолго ли бланкисты шли с Марксом в 1872 г. А сейчас важнее разобраться, в чем заключалось отличие их политического курса в Коммуне от прудонистского. И была ли в Париже социалистическая группа, которая отстаивала не прудонистские, а марксистские или похожие на них принципы централистичного коммунизма?
Возможно, если бы бланкистов возглавлял Бланки, он настаивал бы на каком-то другом курсе преобразований. Впрочем, как мы видели, Бланки, склонявшийся к авторитарной политике, призывал, скорее к осторожности в социальных преобразованиях, не имея определенного мнения об их направлении. Так что и в этом случае прудонисты оказались бы ведущими специалистами Коммуны по вопросу социально-экономической политики.
Арест Бланки за день до революции 18 марта превратил бланкистов в центристскую фракцию Коммуны, фактически лишенную собственной программы. В отсутствие Бланки бланкисты попали под идейное влияние прудонистов и отличались от них только авторитарной политической тактикой, но не стратегией. В отношении социальных преобразований бланкисты доверились прудонистам, не выдвигая альтернативной программы. Бланкисты в области экономической могут рассматриваться как умеренные прудонисты (при всем их радикализме в политической тактике). В отношении политического режима они колебались между прудонизмом и якобинством, настаивая на концентрации власти ради более решительной борьбы с Версалем.
Позиция французского Федерального совета Интернационала, в который входили и прудонисты, и бланкисты, соответствовала идеологии прудонизма. Заявление федерального совета Интернационала и федеральной палаты рабочих обществ строилась на прудонистских идеях: «Рабочие! Чего мы требовали? Организовать кредит, обмен, ассоциации, обеспечить рабочих заработной платой, эквивалентной труду…», а также свобод, бесплатного светского образования, муниципального здравоохранения и статистики.
Требование статистики нередко встречается в программах социалистических движений и организаций. За этим скромным положением кроется две важные идеи: в новом обществе экономическая и социальная информация должна быть открыта, не прикрываться коммерческой тайной. Это, в свою очередь даст возможность учитывать потребности в ресурсах, товарах, рабочих местах и согласовывать их с предложением путем индикативного (рекомендательного) планирования.
Более того, бланкисты поддерживали не только социальную, но и политическую программу прудонизма, считая возможным отступать от нее только временно, под влиянием критических обстоятельств. Поэтому, сравнивая две «пролетарские» революции 1871 и 1917 гг., типологически бланкистов можно уподобить не большевикам, а левым эсерам.
Бланкисты постоянно подчеркивают свою приверженность федерализму, а не централизму. Бланкистская газета «Пер Дюшен» призывала: «Будем пить за федерацию производства и обмена, обновленных и освобожденных». Разъясняя эту идею, газета предлагала чисто прудонистский план: «всякая группа граждан сама управляет своими внутренними и местными делами; различные группы во всяком департаменте договариваются для совместного руководства делами департамента. Группы всех департаментов объединяются и посылают своих делегатов в Национальное собрание».


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 28 окт 2020, 17:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
* * *
Принципиальными оппонентами прудонистов могли стать только неоякобинцы, так как некоторые из них скептически относились к социализму, и якобинская диктатура 1793-1794 гг., в которой они черпали вдохновение, предполагала политический централизм, диктатуру Парижа, а не федерализм.
Прудонист Ш. Белэ высказал опасения, что традиция 1793 года может подмять под себя социализм, несовместимый с авторитаризмом: «Республика 93-го года была солдатом, который в борьбе внутренней и внешней нуждался в сосредоточении в своих руках всех сил страны; республика 1871 г. – это труженик, который больше всего нуждается в свободе, чтобы обеспечить мир» . Вечная проблема антиавторитарного социализма – он стремится созидать новые демократические отношения, сложную систему самоуправления, а приходится защищаться, отдавая все больше власти солдатам.
Но этот вопрос разделял фракции тактически, а не стратегически. Прудонисты также признавали необходимость некоторых ограничений демократии в условиях гражданской войны. Так, Малон поддерживал отказ от выборов в округах и передачу управления ими депутатам Коммуны «сообразно с исключительными обстоятельствами». После победы, конечно, выборы на всех уровнях должны были стать обычным явлением.
В политической области тенденция к концентрации власти возобладает в Коммуне в мае 1871 г. Но она пока никак не скажется на направлении социальных преобразований, только замедляя их из-за фракционных конфликтов. Концентрация власти в Коммуне не привела к социально-экономической централизации (скажем, национализации, отмене самоуправления и т. п.) и корректировке федералистской программы, которую Коммуна предлагала Франции. Собственно, выработка программной декларации Коммуны показывает, что в отношении стратегии революции не только бланкисты, но и якобинцы шли за прудонистами.
Вскоре после 18 марта в воззваниях ЦК национальной гвардии упоминается «единая и неделимая» республика . Но вскоре возобладал прудонизм, и эта якобинская формула если и встречалась, то, как мы увидим, с недвусмысленными разъяснениями в духе прудонистского федерализма.
1 апреля в «Журналь офисиель» вышла статья о целях Коммуны, в которой говорилось: «было бы странной иллюзией и прямо ребячеством думать, что единственной целью революции 18 марта было обеспечить Парижу выборное коммунальное представительство, подчиненное деспотичной опеке строго централизованной национальной власти. Законы во Франции никогда не удовлетворяли потребностей ни Парижа, ни провинциальных городов, ни деревень в независимости, в свободном управлении… С первого дня было ясно, что люди 18 марта боролись и победили для того, чтобы завоевать и обеспечить в будущем эту независимость как для всех коммун Франции, так и для более крупных единиц – кантонов, департаментов и провинций, объединенных между собой в истинно национальный союз…» Это – прудоновский план политической реорганизации Франции, выраженный официальным органом Коммуны. Париж выступает инициатором такого преобразования, отказываясь от концентрации власти в своих руках. При этом, конечно, «автономный Париж должен остаться центром экономического и промышленного развития». Влияние городов должно закрепляться не властью, а их вкладом в экономику, единство поддерживаться не армией и полицией, а равноправными экономическими и культурными связями.
6 апреля 1871 г. вышло обращение Парижской Коммуны к населению департаментов, подписаное Ш. Делеклюзом, Ф. Курне, Ф. Пиа, Э. Тридоном, Э. Вайяном и О. Верморелем. Только последний из них был близок к прудонизму, остальные были бланкистами и якобинцами. И что же? Перед нами документ политического централизма, если не марксистский, то по крайней мере не прудонистский? Отнюдь – чисто прудонистский подход, федерализм на грани анархии: «Париж стремится лишь основать Республику и завоевать себе коммунальные вольности, счастливый тем, что может показать пример другим коммунам Франции… Париж стремится лишь к тому, чтобы замкнуться в своей автономии, полный уважения к равным правам других коммун Франции… Да здравствует Республика, единая и нераздельная, демократическая и социальная!» Как видим, «замыкание в автономии» в понимании коммунаров не противоречит единству и нераздельности Франции. Они выступают за свободный союз автономных городов и регионов.
Тем временем шла работа по выработке программной декларации Коммуны, по существу – основополагающего политического документа.
Декларация должна была стать результатом коллективного творчества представителей разных фракций. 9 апреля в комиссию по ее выработке были включены Ш. Делеклюз, Ж. Валлес, А. Тейс, Ф. Курне, Б. Малон, А. Бийоре – представители всех основных течений. Более того, Декларацию обсуждала Коммуна, где прудонисты были в меньшинстве. И что же, якобинцы ослабили социалистический пафос декларации или бланкисты предложили какое-то видение социализма и политического устройства, отличное от прудонистского? Нет. Декларация выдержана в прудонистских тонах. И это не удивительно – в отношении конструктивной программы бланкисты, не имея собственной, строго следовали за прудонистами, а неоякобинцы, как мы видели по предыдущим документам, тоже шли за социалистами, то есть прудонистами. Единственная содержательная поправка – из проекта программной комиссии убрали слова «цезаристский коммунизм», чтобы не создалось впечатление, будто социалисты сотрудничали с «цезарем» – императором Наполеоном III.
Декларация Коммуны к французскому народу 19 апреля гласила, что Париж добивается:
«Признания и упрочения Республики, единственной формы правления, совместимой с правами народа, с правильным и свободным развитием общества.
Полной автономии коммун на всем протяжении Франции, обеспечивающей каждой из них всю совокупность ее прав, а каждому французу – развитие всех его способностей и склонностей как человека, гражданина и труженика;
Автономия коммуны должна быть ограничена лишь равной автономией всех прочих коммун, примкнувших к ней путем договора; объединение их должно обеспечить единство Франции.
Неотъемлемыми правами Коммуны являются:
утверждение коммунального бюджета, доходов и расходов, установление и распределение налогов, управление местными службами, организация судопроизводства, внутренней полиции и просвещения, управление принадлежащим коммуне имуществом;
Назначение путем избрания по конкурсу ответственных, подлежащих постоянному контролю сменяемых должностных лиц и коммунальных чиновников всех категорий;
Полная гарантия личной свободы, свободы совести, свободы труда;
Постоянное участие граждан в делах Коммуны путем свободного выражения своих взглядов и свободной защиты своих интересов: гарантировать эти права должна Коммуна, так как на ней одной лежит обязанность наблюдать за правильным и свободным пользованием правом собраний и свободной печати, и обеспечивать их;
Организация городской обороны и национальной гвардии, которая избирает своих начальников и одна охраняет порядок в городе.
Париж не требует себе больше никаких местных гарантий, разумеется при условии, что в центральной администрации страны – собрании делегатов всех объединенных коммун – он найдет осуществление на практике тех же принципов» . Как видим, прудоновский федерализм и здесь выдержан во всей полноте.
Париж не намерен навязывать Франции единый проект социальных реформ, ограничиваясь лишь общесоциалистическим лозунгом: «сделать власть и собственность всеобщим достоянием». Париж требует права провести у себя реформы, показать пример. Возможно, в других регионах преобразования пойдут другими путями. Централизованной модели социализма не предполагается. Вопреки традиции якобинизма и более ранним планам Бланки, декларация опровергает как клевету утверждение, что Париж претендует на диктатуру во Франции. Эта декларация – торжество идеологии федерализма в Парижской коммуне.

* * *
Последний шанс для марксистов «отмежевать» Коммуну от прудонизма – это задним числом «вбить клин» между правыми и левыми прудонистами, объявив правых – собственно прудонистами, а левых – истинными революционерами, преодолевающими прудонизм на пути к марксизму. Ведь один из лидеров левых прудонистов Э. Варлен встречался с Марксом. Не мог же он после этого остаться на позициях прудонистской ортодоксии. Не мог, но остался. Не стал Варлен сторонником марксистского централизма. Он писал 28 марта 1871 г.: «мы стоим на страже муниципальных вольностей повсюду как в маленьких, так и в больших городах…».
Сравнивая Варлена с его коллегами Журдом и Белэ, советский историк Н. Молчанов задается вопросом: «Как же могло случиться, что несомненный революционер Эжен Варлен проводил, по существу, ту же самую финансовую политику, что и люди совсем нереволюционного направления?» Вот уж проблема так проблема: почему прудонист Э. Варлен проводит ту же политику, что и прудонисты Белэ и Журд. Такой вопрос мог прийти в голову только марксисту, для которого принципиально важно отмежевать «хороших» прудонистов от «плохих», представив первых чуть ли не марксистами, а вторых – чуть ли не контрреволюционерами. Но прудонисты от этих умственных упражнений не переставали быть прудонистами (хотя, конечно, как в любом течении, в прудонизме можно выделять правое и левое крылья), а социально-экономическая политика Коммуны – прудонистской. И Белэ, и Журд, и Варлен одобряли революцию 18 марта и в этом отношении были революционерами, также как Прудон одобрительно относился к свержению монархии в 1848 г. и употреблял слово «революция» в положительном контексте. Но как Прудон, так и его последователи понимали, что революция, разрушающая прежние порядки, сама по себе еще не создает более сложные новые отношения. Их нужно создавать осторожно и постепенно, по принципу «не навреди».
С этим важным принципом тесно связана проблема отношения Коммуны к Национальному банку Франции. Банк продолжал нормально функционировать на протяжении всех 72 дней существования Коммуны. Марксисты считают это непростительной ошибкой. Банк нужно было национализировать, конфисковать его ценности и направить их на дело революции. Тут бы буржуазия и дрогнула.
Подобные мнения были распространены и среди коммунаров, прежде всего – среди командиров военных формирований, далеких от экономических познаний.
Делегат ЦК Национальной гвардии Троель писал депутату Риго, что необходимо «покончить с буржуазией одним ударом», захватив банк. 12 мая под предлогом наличия оружия в банке тыловые вооруженные группы («мстители Флуранса» и «гарибальдийцы») попытались его захватить. Впоследствии использование банка в качестве оплота вооруженной «пятой колонны» не подтвердилось, банк не сыграл никакой роли во время боев «кровавой недели».
Узнав о попытке захвата банка в здание прибыл делегат Коммуны по финансам прудонист Ш. Белэ, который категорически выступил против захвата банка и добился снятия его блокады. Марксистская историография в один голос оценивает это как ошибку. Тут бы и должна была выявиться вся пропасть между революционными левыми прудонистами и «правым» прудонистом Белэ. Но нет, Коммуна поддержала политику Белэ голосами не только прудонистов, но и бланкистов, не говоря уже о якобинцах. С чем же связано такое единодушие депутатов Коммуны в отстаивании «ошибки»?
Белэ так объяснял недопустимость захвата банка коммунарами: «Что выиграет от всего этого Коммуна? Получит на 50 млн. обесцененных бумажек, на которые нельзя будет купить и фунта хлеба» . Ценности банка находились вне Парижа. Поэтому коммунары могли бы захватить только денежные купюры, которые в условиях конфискации банка стали бы стремительно обесцениваться. Этот сценарий Белэ в целом подтвердила история Российской революции, когда большевики окончательно обесценили рубль, взяв в свое управление банки. Так что, когда Ленин писал, что русские рабочие «не оставили бы банка в руках буржуазии», он сознательно брал курс на разрушение рыночных отношений, которые были заменены распределительной системой «военного коммунизма». Большевики надеялись, что органы советской власти смогут организовать обмен продуктами лучше, чем рынок. Эти надежды не оправдались, авантюра привела к голоду. Такая «мелочь», как банк,; была одним из водоразделов прудонистской и марксисткой и стратегий революции, первая из которых предполагала сохранение товарно-денежных отношений в ближайшей перспективе, а вторая – их разрушение, причем в условиях, когда альтернативы рыночным отношениям еще нет.
Захват банка означал разрушение финансовой системы Франции. Поэтому Коммуна согласилась с аргументами Белэ.
Всего банк выдал коммуне 15 миллионов франков, а Версалю – более 257 млн. Так руководители банка понимали свой нейтралитет в начавшейся гражданской войне. Париж имел право тратить деньги со счета столицы, а остальная Франция – из общегосударственного счета. Банк не прекращал финансировать Коммуну до конца ее существования. 19 мая банк выдал коммуне 900 тыс. франков. Во время кровавой недели – еще 1200 тыс. Эти средства позволяли обеим сторонам вооружаться, но также позволили Парижу избежать голода, спокойно закупая продовольствие. «То обстоятельство, что Коммуне удалось в общем наладить снабжение Парижа продовольственными продуктами по дешевым ценам, было одним из крупных достижений ее социально-экономической политики» – признают советские историки. Они только не проследили связь этого достижения с «ошибкой» отказа от национализации банка.
Ситуация с банком, как и остальные аспекты социально-экономической деятельности Коммуны, а также ее программные документы показывают: большинство депутатов Коммуны независимо от фракционной принадлежности выступали за прудоновскую модель социализма и федерализма, расходясь только в тактических вопросах организации власти в период гражданской войны.
С точки зрения программы и направления социальных преобразований Коммуна представляла собой чисто прудонистский эксперимент.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 09 дек 2020, 20:50 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
* * *

Тактические разногласия, постепенно нарастая, привели в мае к расколу депутатов Коммуны на «большинство» и «меньшинство». Эта борьба снижала эффективность работы Коммуны, ослабляла ее обороноспособность. Парадоксальным образом «усиление власти» вело к ослаблению ее эффективности.
Коммуна так и не обрела лидера с безусловным авторитетом, который сплотил бы депутатов как вождь Коммуны. Считается, что трагическую роль в этом сыграл арест О. Бланки за день до революции 18 марта. Однако Бланки был авторитарным лидером, и если бы он стал проводить именно такой курс, который известен под названием «бланкизма», то наверняка встретил бы сопротивление со стороны прудонистов. Раскол на «большинство» и «меньшинство» произошел бы раньше и вероятно резче.
Депутаты Коммуны, многие из которых имели за плечами опыт революционного движения и многолетнего обсуждения социально-экономических вопросов, оказались плохо подготовленными именно к захвату власти и выстраиванию ее организации. И Маркс, и Бакунин оценили Коммуну как слом старой государственной системы. Это верно в том смысле, что к власти пришли совершенно новые люди без груза государственно-бюрократической традиции, и они создали новые структуры управления.
Депутаты тратили очень много времени на обсуждение оптимальной организации власти. Этот вопрос был нов как для прудонистов, так и для бланкистов. Но в то же время именно слом государственного механизма не произошел и вряд ли мог произойти. Дело в том, что существующая структура общества предполагает существование общественных нужд и дел, которые должны осуществляться либо государством, либо органами самоуправления. Коммуна стремилась к тому, чтобы органы самоуправления в будущем взяли на себя как можно больше функций. Но в конкретной обстановке Парижа 1871 г. устойчивая система самоуправления, готовая взять на себя эту нагрузку еще не была сформирована. Более того, в условиях начавшейся гражданской войны Коммуна даже не рискнула провести выборы в муниципалитеты.
В обстановке революции пышным цветом расцвела сеть низовых организаций: клубы, комитеты бдительности, профсоюзы и др. Профсоюзы получили свое поле деятельности на ниве производственного самоуправления, что касается клубов с их случайным составом, то они представляли только своих членов, то есть могли претендовать на роль районных «партий», обеспечивать поддержку решений Коммуны, доносить до депутатов предложения «снизу» (многие из них были одобрены Коммуной). Но доверять таким собраниям организацию текущей рутины городской жизни – значило обречь ее на разруху.
В результате произошел не слом бюрократической машины, а заполнение ее новыми людьми и попытка запустить новое руководящее звено – совокупность работающих комиссий, а не парламент или правительство министров и премьера. В итоге произошла бюрократическая перегрузка депутатов. Это часто случается с лидерами революций, стремящимися непосредственно руководить самыми разными сторонами преобразований. Теперь жизнь не может течь сама собой как раньше, а массы еще не приучены к самостоятельной ежедневной работе в новых структурах. Отсюда переутомление, о котором поведал депутат Коммуны А. Арну: «Прежде всего мы были обременены работой, изнемогали от усталости, не имея ни минуты покоя… В качестве членов Коммуны мы обыкновенно заседали два раза в день. В два часа и вечером до глубокой ночи. Эти два заседания прерывались лишь настолько, чтобы слегка закусить.
Кроме того, всякий из нас принимал участие в одной из комиссий, исполняющих работу разных министерств… С другой стороны мы были мэрами…Многие из нас были командирами Национальной гвардии, и между нами не было, может быть, ни одного, кто не должен был в любую минуту бежать на аванпосты…»
Не удивительно, что многие решения, на выработку которых было потрачено время, так и не стали воплощаться в жизнь. Не случайна реплика одного из наиболее «деловых» депутатов Э. Варлена: «Я считаю, что каждый раз, когда вы издаете декреты, было бы хорошо, чтобы вы поручали кому-либо проводить их в жизнь».
Вопрос об эффективности власти был связан с жизненной темой обороны. Коммунары воевали неудачно. Организация войск в национальную гвардию, которая по мысли коммунаров должна была покончить с милитаризмом, корнем ненавистного имперского авторитаризма. Недавняя история двух империй порождала глубокое недоверие к военному командованию и военной дисциплине. В то же время элемент военной демократии национальной гвардии порождал энтузиазм, воскрешавший героические воспоминания Великой французской революции. Первое время это вселяло надежды на скорейшую победу. Эти надежды не оправдались, что, казалось бы, доказывает бесперспективность внесения элементов самоуправления в армию. Однако история знает и обратные примеры – «военная демократия» способствовала успехам махновского движения на Украине и прочности фронта Испанской республики во время гражданской войны 1936-1939 гг. Дело не только в том, имеют ли бойцы право на инициативу и самоорганизацию своего быта. Важно, насколько они доверяют своим командирам и насколько эти командиры талантливы. Армии со строгой дисциплиной нередко проигрывали повстанческим вождям, если помимо прочих обстоятельств эти вожди были более талантливыми полководцами. История обделила Коммуну талантливыми и самоотверженными военачальниками. К тому же шанс на победу у коммунаров существовал до того, как Версаль установил прочный контроль над ресурсами Франции, обеспечившими ему безусловный перевес сил. Победить можно было только в конце марта – начале апреля. Но в решающем сражении 3-4 апреля у коммунаров не было единого военного командования, что предопределило нескоординированность и крайнюю непродуманность их действий.
Накануне сражения разгорелся конфликт между Коммуной и ЦК национальной гвардии, который самостоятельно назначил военного делегата (командующего) Клюзере. 31 марта Клюзере выступил в Коммуне, представив отчет ЦК артиллерии. Отчет был одобрен исполнительной комиссией. Но Клюзере не было доверено командование. Он был назначен военным делегатом только после поражения 3 апреля, когда шансы на победу в маневренной войне уже были упущены.
Поскольку в дальнейшем Клюзере не преуспел, его принято считать негодным командиром (хотя за его спиной был опыт нескольких войн) . Однако 3-4 апреля наличие опытного в военном отношении командующего могло бы избавить коммунаров от несогласованности атак и выбора крайне неудачных направлений наступления (достаточно вспомнить, что Флуранс вообще заблудился и ушел в сторону от сражения, а колонны Эда штурмовали холмы Медона, которые можно было обойти и тем спасти колонну Дюваля от разгрома, а может быть и достичь с нею Версаля). В дальнейшем Клюзере делал все, что мог при ухудшающемся соотношении сил, и, уже как грамотный в военном отношении человек не решился на внезапный удар по версальцам по принципу «пан или пропал». Он не был авантюристом, и потому мог победить 3-4 апреля и не мог победить позднее. В условиях гнетущего ухудшения обстановки, вызванного неуклонным изменением соотношения сил в пользу Версаля, Клюзере раздражал всех, и его по обыкновению стали подозревать в стремлении к военной диктатуре.
Ф. Пиа утверждал: «Генералы против своей воли тянутся к диктатуре, как черепахи тянутся к морю». «Даже победоносный генерал, имея под своим начальством одну лишь национальную гвардию, не может произвести государственного переворота»– возражала газета «Ля Коммюн». Проблема военного руководства, немаловажная и для либеральных течений, для социалистов приобретает просто таки трагическое значение. Отступление от демократии для антиавторитарных социалистов означает не просто временное «замораживание» их программы (как нередко бывает у либералов), а движение в сторону якобинско-марксистского централизма.
19 апреля депутат Гамбон призвал приостановить заседания коммуны и направиться на фронт, на что Растуль ответил: “Если вы хотите предоставить генералу Клюзере диктатуру, скажите это прямо» . Сам Клюзере 20 апреля предложил в сложившейся критической обстановке распустить комиссии и заменить их делегатами, которые будут отчитываться перед Коммуной, создать своего рода министерства. Генерал негодовал: «Все отдают распоряжения справа и слева, и мне очень трудно добиваться исполнения моих приказов» . ЦК национальной гвардии, еще недавно поддерживавший генерала, теперь активно выступал против него. 30 апреля депутаты не нашли ничего лучше, как арестовать Клюзере. Почти весь май его держали под арестом, и лишь перед самым падением Парижа решили выслушать, после чего торжественно оправдали. Если что-то случается как трагедия, а повторяется как фарс, то это можно отнести к репрессивной политике Коммуны, которая отчасти была навеяна якобинской традицией, но не сопоставима с ней по масштабам. Коммунары арестовали 3632 человек, две трети отпустили, и 96 все же расстреляли уже в ходе «кровавой недели». Но кто знает, какое развитие приобрела бы эта тенденция в случае, если бы Коммуна устояла, и гражданская война охватила всю Францию. Большевистский террор тоже начинался с единичных расстрелов.
Если в социально-экономической политике и в представлениях о будущем Франции Коммуна следовала заветам Прудона, то в области политической тактики, особенно перед лицом надвигающегося поражения, она стала подражать Робеспьеру. 1 мая был создан Комитет общественного спасения (КОС), образование которого раскололо Коммуну на два лагеря. За создание полномочного комитета проголосовало 45 депутатов, а против 23. Якобинское название комитета поддержало только 34. Прудонисты считали создание КОС «узурпацией народного суверенитета», возвратом к прошлому и отходом от социализма. Собственно, в создании правительства, выполняющего решения Коммуны, еще не было ничего особенно авторитарного. Но якобинское название комитета намечало мрачную тенденцию его развития. Радикализм якобинцев мог подмять под себя те успехи социальной демократии, которые уже достигла Коммуна. Тень якобинского террора к тому же явно грозила отпугнуть провинцию, на поддержку которой парижане надеялись до конца (периодические выступления революционеров других городов Франции в поддержку Коммуны делали эти надежды небезосновательными).
Поэтому позиция «меньшинства» была непримирима. По словам депутата Ланжевена КОС имеет «диктаторский характер, несовместимый с демократическими по своей сути идеалами коммуны». Малон подчеркнул принципиальность расхождения: «воспоминания о 93 годе никогда не должны были бы примешиваться к социальной и пролетарской революции, начало которой было положено 18 марта». До сих пор Коммуна отвергала якобинские принципы централизованной диктатуры. Формально она не изменила своей программы. Но те или иные структуры власти, которые приобретают собственную инерцию. Низовая инициатива масс создает структуры самоуправления, а радикальное меньшинство, защищающее позиции революции авторитарными средствами – структуры диктатуры, от которых потом нельзя избавиться простым декретом, и которые могут уничтожить и самих радикалов, и достижения революции, оставив только диктатуру. Ведь «орудия» революционеров – это тоже люди, организованные и вооруженные, имеющие свои интересы и получающие все большую власть. Эта тема была хорошо разработана в идеологии антиавториарного социализма и зримо подтверждалась якобинским опытом 1793-1794 гг. Отсюда – накал борьбы по поводу вопросов тактики, в которой прудонисты и их сторонники увидели реакцию, отход от принципов революции 1871 г. к принципам революции 1793 г., которые должны повлечь неминуемое перерождение.
КОС получил широкие полномочия, что вселяло в бланкистов и якобинцев надежды на энергичное руководство. Но в состав КОСа вошли компромиссные, не самые яркие фигуры, за исключением якобинца Ф. Пиа. У него появился шанс стать истинным вождем Коммуны и повести ее к победе. В обстановке начала мая это означало бы одно – успешное руководство военными действиями. А этот вопрос находился в компетенции нового военного делегата Л. Росселя. Пиа принялся руководить войсками, что само по себе и соответствовало духу решения о КОС. Но действия Пиа были неудачными, он стал неуклюже отмежевываться от собственных решений, и был 5 мая уличен во лжи. В итоге в качестве лидера КОС Пиа продержался 5 дней и подал в отставку. После этого он опубликовал статью, в которой говорилось: «Париж хочет мира с Версалем, чтобы покончить с Пруссией». Предложение компромисса с Версалем надолго похоронило репутацию Пиа. Победителем оказался военный делегат Л. Россель, которого почему-то считали лучшим полководцем, чем Клюзере, хотя Россель был при прежнем военном делегате начальником штаба. Как и в случае с Клюзере, обострились отношения ЦК и военного делегата. 8 мая чуть не дошло до военного столкновения между членами ЦК и Росселем. Наконец, договорились попробовать позиции версальцев на прочность. ЦК обязался собрать на смотр более 12 тыс. бойцов, и Россель – повести их в атаку.
Тем временем отставка Пиа похоронила первый КОС, что только обострило фракционные споры о компетенции этого органа. Не добившись согласия, «большинство» стало игнорировать «меньшинство». 7 мая депутаты «меньшинства» пришли на заседание и обнаружили пустой зал. «Большинство» собралось в это время на фракционное заседание, где обсуждало, как создать дееспособный КОС. Прудонисты были возмущены. Раскол углублялся.
9 мая решилась судьба Росселя. На смотре собралось по данным ЦК 10 тыс., по оценке Росселя – 5-7 тыс. бойцов. Он решил, что с такими силами атаковать версальцев не имеет смысла и уехал со смотра. Россель обрушился на Коммуну и ситуацию, в которой «все рассуждают, но никто не хочет повиноваться». ЦК, выступавший за укрепление военной власти, внезапно встал на сторону нелюбимого прежде Росселя и предложил сделать его диктатором. В этой обстановке Коммуна решила арестовать и Росселя. Он не стал дожидаться суда и бежал 10 мая.
В обстановке острого кризиса обороны, слухов о военном перевороте и крахе первого КОСа 9 мая депутаты наконец собрались вместе. «Меньшинство» потребовало упразднить КОС. Это могло бы разрядить ситуацию, тем более, что прудонисты не возражали против некоторой концентрации власти и усиления ответственности за выполнение решений Коммуны. Но большинство настояло на выборах нового КОС. Страсти накалились настолько, что «большевики» обсуждали арест «меньшинства». Тем не менее, прудонисты согласилось участвовать в выборах. Во второй КОС вошли бланкисты и якобинцы А. Арно, Ш. Гамбон, Ш. Делеклюз, Э. Эд, Г. Ранвье. Делеклюз стал военным делегатом.
12 мая началось вытеснение КОСом прудонистов и др. «меньшевиков» с постов в политических комиссиях. При этом «большевики» снова перестали являться на заседание коммуны. Власть «уходила» из Коммуны, «меньшинство» было оттеснено от реальной политической власти. Тогда 15 мая оно опубликовало декларацию, в которой заявляло, что поскольку Коммуна потеряла власть, члены «меньшинства» отказываются участвовать в ее заседаниях и будут присутствовать на них только при обсуждении судебных дел членов Коммуны. Остальное время депутаты намеревались посвятить работе в мэриях. По мнению «меньшинства» Коммуна «отреклась от своей власти, передав ее диктатуре, которую она назвала Комитетом общественного спасения». Декларация подчеркивала, что расхождение по поводу КОС не касается задач революции: «Мы, как и большинство, желаем политического и социального обновления… несмотря на наши политические разногласия, все мы – большинство и меньшинство – преследуем одну и ту же цель – политическую свободу, освобождение трудящихся». Декларацию подписали 19 прудонистов, 1 бланкист и оба близких к Марксу депутата. Здесь, как и в других вопросах, они шли за прудонистами.
Бланкистская газета «Пер Дюшен» убеждала «меньшевиков» вернуться, ссылаясь на самого Прудона, который не вышел даже из враждебного ему Учредительного собрания. «Подумайте над этим, граждане, члены меньшинства! Вы по меньшей мере столь же способны, как и остальная часть Коммуны. Поэтому вы должны бороться до конца».
Декларация «меньшинства» вызвала возмущение «большинства» и заставила его «вернуться в Коммуну». На заседании 17 мая разгорелись жаркие споры. Звучали угрозы арестов членов «меньшинства», но новый лидер КОС Делеклюз выступил против этого. Якобинцы обвняли прудонистов в том, что они стали новыми жирондистами, но прудонисты знали историю Великой французской революции не хуже и опровергали эти ярлыки: жирондисты защищали интересы буржуазии, а «меньшинство» состоит из социалистов. В обеих фракциях было множество сторонников восстановления единства. Умеренные «большевики» предлагали «взять назад» декларацию «меньшинства», «меньшевики» были готовы пойти на уступки, если прекратится снятие их сторонников с постов, и КОС будет ограничен в правах. В итоге голосами большинства Коммуна приняла постановление, по которому КОС «постоянно к услугам и в распоряжении Коммуны, верховная власть которой никогда не оспаривалась и не могла оспариваться». Таким образом на момент гибели Коммуны демократические нормы в ней были подтверждены. 21 мая депутаты собрались все вместе, чтобы заслушать дело Клюзере. Он был оправдан, но к командованию не возвращен.
19 мая КОС передал управление военным ведомством ЦК национальной гвардии. Сообщение об этом заканчивалось словами «Да здравствует Федерация коммун!». Вполне федералистский лозунг – большинство продолжало во всем отстаивать прудонистскую программу, хотя и авторитарными методами.
Фракционные разногласия утеряли актуальность 21 мая, когда версальцы начали штурм Парижа.
Когда 25 мая, когда версальцы уже захватили пол-Парижа, лидер «большинства» и военный делегат старик Шарль Делеклюз, торжественно надев перевязь депутата Коммуны, перешел баррикаду и двинулся под пули версальцев на верную смерть. Командование безнадежной обороной Коммуны возглавил один из лидеров «меньшинства» Э. Варлен.
Политическая история Коммуны в мае – это агония в условиях безысходности военной ситуации. Она не имеет прямого отношения к истории социалистических идей, так как их осуществление не обсуждалось в конфликте «большинства» и «меньшинства». Тем не менее, эта история показывает, что Коммуна была моделью не только социально-экономических преобразований демократических социалистов, но и политической борьбы в условиях кризиса революции, когда социалистическое правительство оказывается зажатым в «кольце фронтов». Каковы бы ни были нюансы идеологии лидеров Российской революции в 1917-1918 гг. или Испанской революции в 1936-1937 гг., в условиях гражданской войны им приходилось обсуждать те же тактические проблемы, что и депутатам Коммуны. И всегда призрак якобинизма и бонапартизма нависал над достижениями социальной революции, грозя раздавить их авторитарно-бюрократическим перерождением.

* * *
Несмотря на неизбежные в условиях гражданской войны ограничения демократии и тенденции к авторитаризму, Парижской коммуной была практически реализована модель демократического, освободительного социализма, которую можно кратко описать формулой: производственное и территориальное самоуправление в условиях широкой демократии и федерализма. Через 72 дня после начала парижской эпопеи расстрел последних защитников Коммуны поставил точку в прудонистском эксперименте.
Но история Коммуны на этом не закончилось. Она стала доказательством серьезности намерений социалистов, их способности проводить успешные преобразования – ведь Коммуна погибла не в результате социального кризиса, а под ударами превосходящих сил вооруженного противника.
Борьба в Интернационале разделила оставшихся в живых депутатов Коммуны-социалистов. О. Авриаль и другие левые прудонисты создали «французскую секцию 1871 г.», выступившую против Генсовета с позиций, близких бакунинским. Но левый прудонист А. Тейс перешел к марксизму, окончательно стал марксистом и Л. Франкель. Клюзере был стойким противником марксистов в Первом и Втором Интернационалах. Прудонисты продолжили участие в рабочем и социалистическом движении, в конце концов интегрировавшись в лоно социал-демократии, где сотрудничали с умеренными последователями Маркса и бланкистами.
Бланкисты активно боролись против бакунистов на Гаагском конгрессе, так как анархисты в пылу полемики с государственником Марксом стали выступать против политической борьбы (под которой понимали прежде всего борьбу парламентскую). В действительности и Бакунин, и его соратники занимались политической деятельностью, но критикуя парламентские иллюзии немецких социалистов, они обратились к другой крайности, считая, что работать можно только в организациях трудящихся. Этот однобокий синдикализм оттолкнул от Бакунина и некоторых сторонников его конструктивной программы, которая, впрочем, была мало известна, поскольку спор велся на другие темы.
Социалисты разных направлений стали претендовать на наследство Коммуны. Но все признавали – Коммуна стала примером сотрудничества социалистов разных направлений. Возможность и продуктивность такого сотрудничества – один из важнейших уроков Коммуны. Опыт ХХ века – от Российской революции до Народного фронта в Испании – показал, что неизбежная в таком союзе фракционная борьба может вырождаться в настоящую войну на уничтожение, если один из союзников изначально стремится к монополии на власть.
Признаки усиления борьбы за монополию на власть в социалистическом движении проявились как раз в год Коммуны в Интернационале. Дальнейшее развитие событий подтвердило тенденцию, которая в Коммуне лишь наметилась – установление диктатуры в освободительном социалистическом движении ведет не к консолидации сил, а к расколу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 11 янв 2021, 14:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Раскол Интернационала

Парижская Коммуна произвела противоречивое воздействие на Интернационал. С одной стороны, члены Интернационала активно участвовали в событиях и много успели добиться за отведенные им историей 72 дня. С другой – роль организации МТР за пределами Парижа сводилась к кампании солидарности с Коммуной. Маркс считал, что Интернационал должен стать дееспособной политической организацией социалистов, и события Коммуны, за которыми, как казалось, должны были последовать новые революционные потрясения, укрепили Маркса в мысли о необходимости усилить централизацию в Интернационале, что неминуемо вело к обострению фракционной борьбы.
Опыт Коммуны подталкивал Маркса к выводу: идейный синтез затянулся и не ведет к торжеству марксизма в рабочем движении. А «для обеспечения успеха революции требуется единство мысли и действия». Если революционный подъем продолжится (на что указывала ситуация в Испании), то МТР не сможет стать эффективным инструментом проведения марксистской стратегии революции. Как минимум будут проводится две мешающие друг другу стратегии – марксистская и бакунинская. Желания согласовывать их у Маркса не было. Он ограничился тем, что взял у федералистов «все полезное». Начав после Коммуны решительное нападение на Бакунина, Маркс во многом учел опыт Коммуны, сделав ряд важных уступок федерализму, то есть сблизил свой конструктивный идеал с прудоновско-бакунинским.
В 1871 г. под действием Коммуны и поддержанных ею прудоновских идей Маркс окончательно переходит на позиции политического федерализма. Прежде абстрактные положения о «сломе государственного аппарата» и создании на его месте «диктатуры пролетариата» обрели конкретное наполнение. Диктатура пролетариата – это Коммуна, слом старого государственного аппарата – это переход к федерализму (коммунализму). То есть – реализация политической программы анархизма – по-прежнему проклинаемого марксистами Прудона.
Ссылаясь на декларацию Коммуны, Маркс пишет, что Париж стремится заменить прежнее государство и господствующие классы «политическим объединением самого французского общества при помощи коммунальной организации». Федерация коммун – идеальное условие для начала социалистических преобразований, «социальная республика», которая «обеспечивает это социальное преобразование коммунальной организацией».
«Если бы коммунальный строй установился в Париже и второстепенных центрах, старое централизованное правительство сменилось бы самоуправлением производителей и в провинции». Маркс конкретизирует эту программу: «Собрание делегатов, заседающих в главном городе округа, должно было заведовать общими делами всех сельских коммун каждого округа, а эти окружные собрания в свою очередь должны посылать депутатов в национальную делегацию, заседающую в Париже; делегаты должны были точно придерживаться mandat imperatif (точной инструкции) своих избирателей и могли быть сменяемы во всякое время». Это полное воспроизведение системы делегирования, которую проповедовал Прудон, а за ним и Бакунин. Маркс пишет, что в центре сохранятся только немногие, хотя и важные функции. Словно «заразившись» от своих противников, Маркс называет «государство» «паразитическим наростом». Но все же ставит государство в кавычки.
В работе «Гражданская война во Франции» Маркс нарисовал несколько идеализированный образ Коммуны, указывая, например, на сменяемость депутатов в любое время, которого на самом деле не было. Для Маркса Коммуна – модель, ожившая программа грядущих революций. «Приукрашивание» Коммуны, Марксом в ходе такого формулирования программы будущей «диктатуры пролетариата» идет в пользу федералистских положений.
Частичный переход Маркса на позиции прудоновского федерализма под влиянием Коммуны имел долгосрочные последствия. Теперь и многие последователи Маркса проникались федерализмом. Но даже В.И. Ленин, уже предложивший передать власть федерации советов (правда, при условии подчинения их централизованному управлению партии большевиков), писал в «Государстве и революции»: «Маркс сходится с Прудоном в том, что они оба стоят за «разбитие» современной государственной машины. Этого сходства марксизма с анархизмом (и с Прудоном, и с Бакуниным) ни оппортунисты, ни каутскианцы не хотят видеть, ибо они отошли от марксизма в этом пункте… Маркс расходится и с Прудоном, и с Бакуниным как раз по вопросу о федерализме (не говоря уже о диктатуре пролетариата). Из мелкобуржуазных воззрений анархизма федерализм вытекает принципиально. Маркс – централист». Это утверждение неточно. После Парижской коммуны Маркс был вынужден перейти на позиции политического федерализма. Он остался централистом только в социально-экономической части своей концепции. Планирующий центр должен был оказаться сильнее политической надстройки, которая, по Марксу, должна была приобрести коммунальную, федеративную форму.
Все-таки Маркс был революционером, и романтические отблески революционного пожара могли заставить его признать правильность даже прудоновско-бакунинской системы федерализма. Но только в качестве политической надстройки. Это порождает противоречие между федерализмом и централизмом в программе марксизма, которое в ХХ веке способствовало распадению этого течения на множество направлений от почти анархических до тоталитарных.

* * *

После Коммуны марксисты на время перестают любить государство.
В 1875 г., в борьбе с лассальянством, «классики» делают серьезный шаг в сторону позиции Прудона и Бакунина. Энгельс писал Бебелю: «Следовало бы бросить всю эту болтовню о государстве, особенно после Коммуны, которая не была уже государством в собственном смысле слова». Энгельс прямо ссылается на критику со стороны анархистов как мотив столь решительного поворота. Чтобы сохранить лицо, Энгельс вспоминает здесь также о полемике Маркса и Прудона, но вполне очевидно, что по сравнению с Прудоном Маркс был именно государственником, стремившимся разрушить данное государство ради рабочего государства. Пока происходит революция, марксисты готовы укреплять государство, диктатуру. Но после их победы государство «само собой распускается», и наступает свобода. «Мы предложили бы поэтому поставить везде вместо слова «государство» слово «община», прекрасное старое немецкое слово, соответствующее французскому слову «коммуна»». В этой фразе Энгельс фактически признает, что переход от государственничества к идее «общины» произошел именно под давлением бакунистов. Более того, Энгельс фактически переходит на позиции, к которым в то же время с противоположной позиции сдвигается анархист Лавров: государство необходимо не для строительства социализма, а лишь для защиты революции. Энгельс писал Бебелю, что государство нужно не в интересах свободы, а «в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, государство перестает существовать». Когда противники пролетариата будут подавлены, государство становится не нужным.
Таким образом, и авторитет Коммуны, и сама тенденция идейной эволюции марксизма давали шанс ослабить фракционную борьбу в Интернационале, сблизив их «в районе» позиций Лаврова.
Но личные противоречия вождей, стремление Маркса усилить «управляемость» Интернационала и произошедшая в этот момент значительная радикализация тактических взглядов Бакунина (который не стал замечать и эволюции взглядов Маркса) все же привели к расколу Первого Интернационала.
Это не значит, что Энгельс отказывается от временного авторитаризма: «… пока пролетариат еще нуждается в государстве, он нуждается в нем не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство как таковое перестает существовать».
Для либерала государство – гарант свободы, свобода нуждается в государстве. Для социалистов свобода – плод не защиты друг от друга, отчуждения друг от друга, а общения, сближения, сотрудничества. Поэтому государство не нужно для обеспечения свободы, которая будет вытекать из самой структуры общества. Но только часть социалистов заметила, что излишнее сближение между людьми тоже угрожает свободе.
Не случайно в написанной в то же время «Критике Готской программы» Маркс утверждал, что даже в коммунистическом обществе сохранятся некоторые функции, «аналогичные теперешним государственным функциям». Но не уточнял какие. Сталин уточнит эту мысль на практике.

* * *

17-23 сентября 1871 Генеральный совет МТР созвал закрытую Лондонскую конференцию, на которую пригласил прежде всего марксистов, тред-юнионистов и бланкистов. С кворумом было плохо – Энгельс представлял Италию, где был широко распространен бакунизм. Первый после Коммуны форум Интернационала был посвящен вопросу «о политическом действии рабочего класса». Коммунар-бланкист Вайян предложил «сплотить свои силы на политической почве». Бакунист А. Лоренцо, попавший на конференцию от Испании, где бакунизм тоже очевидно преобладал, предложил синдикалистское решение – создание федерации революционных профсоюзов. Коммунар П. Делаэ, развивая эту идею, предложил видеть в этом объединении синдикатов «Коммуну будущего». Так стремление бакунистов избежать политической централизации МТР вело к формированию синдикалистской доктрины: идеологически многообразные организации рабочего класса формируют федерацию в рамках капиталистического строя, которая затем, в ходе революции возьмет на себя управление новым обществом. Не партия с единой идеологией, а широкая организация рабочего класса. В это время антипартийность бакунистов еще не была принципиальной – об этом свидетельствовало само создание Бакуниным Альянса социалистической демократии.
Радикальная «антиполитичность» бакунистов, закрепленная затем в анархистском движении П. Кропоткиным, была отходом от первоначальных принципов анархизма. Ведь современный анархизм родился как реформистское течение, а реформизм, ненасильственное изменение общества, волей-неволей предполагает участие во власти. Чтобы напор социалистического движения на государственные структуры не вылился в гражданскую войну, политики-анархисты должны способствовать постепенной демократизации и демонтажу государственных структур изнутри. И это следует делать как раз в революционной обстановке. Прудон стал депутатом парламента во время революции 1848 г. Его ученик Ф. Пи-и-Маргаль стал главой правительства Испанской республики во время революции 1868-1874 гг., прудонисты составляли влиятельную фракцию в Парижской Коммуне.
Поскольку достичь идеологического единства в Интернационале путем дискуссии не удалось, проект федерации рабочих организаций, основы «Коммуны будущего» давал возможность избежать раскола. Но марксисты и бланкисты провели проект создания партии рабочего класса. Формулировка решения Лондонской конференции была программной (что означало узурпацию прав конгресса): «против объединенной власти имущих классов рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую всем старым партиям, созданным имущими классами; … организация рабочего класса в политическую партию необходима для того, чтобы обеспечить победу социальной революции и достижение ее конечной цели – уничтожение классов». Марксистская концепция партии 70-х гг. еще не расходится с бакунинской концепцией качественно. Бакунин выступает за организацию рабочего класса, которая возьмет на себя решение всей полноты революционных задач (без особой политической надстройки над рабочими). Маркс предлагает решать политические задачи силами организации, в которую объединен весь рабочий класс (то есть и здесь формально нет надстройки). Спор заостряется на уровне терминов «партия», «уничтожение классов» (формула, претившая оппонентам Маркса, так как провоцировала рабочие массы на физическое уничтожение социальной элиты). Сущностное разногласие крылось в структуре организации рабочего класса, которую предлагали централист Маркс и федералист Бакунин. В дальнейшем противники настаивали на своих идеологических позициях, превращая синдикализм и партийность в непримиримые позиции. Только в конце века они стали снова сближаться.
На Лондонской конференции противники Бакунина создали следственную комиссию по его «делу», запретили существование тайных секций (что было совсем неуместно в условиях разгрома Парижской коммуны и развития революции в Испании), и приступили к подготовке Гаагского конгресса. На Лондонской конференции «сделано больше, чем на всех предыдущих конгрессах вместе взятых…», – скромно писал Маркс, впервые принявший участие в форуме МТР. Юрская федерация заявила, что «большинство конференции было заранее подтасовано», и что централисты стремятся «превратить Интернационал, свободную федерацию автономных секций, в иерархическую и авторитарную организацию дисциплинированных секций, всецело подчиненных Генеральному совету, который может по своему усмотрению отказать им в приеме или приостановить их деятельность!!». Это не нравилось не только бакунистам, но и многим ветеранам Коммуны из «французской секции 1871 г.». Они требовали прекратить кооптировать в Генсовет новых членов (понятно, что путем такой кооптации Маркс добивался численного преимущества) и формировать Генеральный совет путем делегирования из представителей секций. Это было принципиальное разногласие, предвосхищавшее споры о сталинских методах подбора кадров «сверху».
В ходе подготовки к Гаагскому конгрессу марксистами и их союзниками формировались «бумажные секции», заключались противоречивые блоки, которые не переживут и самого конгресса. И все ради того, чтобы скомпрометировать и исключить Бакунина из Интернационала. Бакунисты, «закусив удила», требовали роспуска скомпрометировавшего себя Генсовета и замены его информационно-статистическим бюро. Трагедия Интернационала заключалась в том, что в этот переломный момент после падения Парижской коммуны, когда от его лидеров требовалось осмысление нового этапа социалистического движения, они направили свою энергию на фракционную борьбу. В этих условиях часть симпатизировавших Бакунину секций вовсе не поехала на конгресс. Тем не менее, и на таком искусственном конгрессе Марксу удалось провести свои решения голосами Генерального совета, члены которого получили решающие мандаты наравне с представителями массовых организаций и почти приравненных к ним бумажных секций.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пьер Жозеф Прудон
СообщениеДобавлено: 17 янв 2023, 10:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39
Сообщения: 2730
Откуда: ленинград
Цитата:
"... В 1862 году Прудон поместил в одном бельгийском журнале несколько статей об Италии и европейской политике вообще. Статьи эти обратили на себя общее внимание читателей, но бельгийская пресса была в высшей степени возмущена ими и обвиняла автора в том, что он желает присоединения Бельгии к Франции. Прудон не имел обыкновения отказываться от боя и с обычной резкостью начал полемику с враждебными органами печати. Борьба разгоралась и, наконец, приняла характер, опасный для самой личности Прудона. Рабочие и уличные мальчишки стали устраивать перед его домом враждебные манифестации, распевали патриотические песни и кричали оскорбления и угрозы по адресу дерзкого француза. По странному недоразумению, несмотря на то, что Прудон все время боролся с честолюбивой политикой Наполеона и никогда не сочувствовал завоевательным планам императора, брюссельское население упорно подозревало его в тайных замыслах против бельгийской свободы. В данном случае, как и во многих других, резкий стиль и пристрастие к слишком энергичным выражениям сыграли с Прудоном дурную шутку. Ему было совершенно невозможно оставаться в бельгийской столице, где он каждую минуту рисковал подвергнуться насилию со стороны раздраженной толпы, и он поспешно переехал, почти бежал в Париж.
Немедленно по приезде в Париж Прудон принялся за окончание начатого раньше труда, в котором хотел систематически развить свои политические взгляды, возбуждавшие столько недоразумений. С 1863 года он издал в Париже книгу "О принципе федерации и необходимости реорганизации революционной партии".


Книга-то издана - уже 160 лет в обед - а русскоязычному анархисту прочесть её - не знаешь как , ибо за эти 160 лет всем оказалось недосуг перевести ее на русский . Завидую в этом смысле Кропоткину нашему Петру Алексеевичу - российское дворянство с детства говорило по-французски , поэтому Прудона наш князь читал в подлиннике - всё собрание сочинений в нескольких томах ...
Не исключаю , что это собрание сочинений так бля и не переведут , поэтому , исходя из этого , вынужден переводить текст через Гугл . Получается , конечно , так себе , но суть худо-бедно уловить можно .

Пьер-Жозеф Прудон

ФЕДЕРАТИВНЫЙ ПРИНЦИП
и необходимость воссоздания Партии революции

Первая часть
Глава I. Политический дуализм — власть и свобода: противопоставление и взаимосвязь двух идей
Глава II. Априорные концепции политического порядка: режим власти, режим свободы
Глава III: Формы правления
Глава IV: Компромисс между принципами: истоки политических противоречий
Глава V: Правительства де-факто: социальный распад
Глава VI. Поставленная политическая проблема: принцип решения
Глава VII. Изоляция идеи федерации
Глава VIII: Прогрессивная конституция
Глава IX: Что задержало Федерацию; Факторы, мешающие идее
Глава X: Политический идеализм: эффективность федеральных гарантий
Глава XI: Экономические санкции: Агропромышленная федерация

Часть вторая
Глава I. Якобинская традиция: федералистская Галлия, монархическая Франция

Часть третья
Глава IX. Рабство и пролетариат

Заключение




Первая часть

Глава I. Политический дуализм — власть и свобода: противопоставление и взаимосвязь двух идей

Скрытый текст: :
Прежде чем говорить о том, что подразумевается под федерацией, следует также посвятить несколько страниц происхождению и контексту этой идеи. Теория федеративной системы совершенно нова; Я думаю, я даже могу сказать, что никто никогда не представлял его раньше. Но оно теснейшим образом связано с теорией управления вообще, точнее сказать, является ее необходимым завершением.

Среди многих конституций, предложенных философией и проверенных историей, одна единственная примиряет требования справедливости, порядка, свободы и стабильности, без которых не могут жить ни общество, ни личность. Истина, как и природа, едина. Было бы странно, если бы иначе обстояло дело с разумом и его величайшим произведением — обществом. Все писатели признавали единство человеческого законодательства; и, не отрицая разнообразия в применении, продиктованного временем и местом и особым характером каждой нации, или пренебрегая объемом свободы действий в каждой политической системе, все были вынуждены приспосабливать к этому свои доктрины. Я возьмусь показать, что эта единственная конституция, постижение которой будет величайшим триумфом человеческого разума, есть не что иное, как федеративная система. Всякая форма правления, отходящая от нее, должна рассматриваться как эмпирическое творение, предварительный набросок, более или менее полезный, под которым общество находит убежище на мгновение и который, подобно палатке араба, складывается наутро после того, как был готов. возведен. Поэтому здесь необходим строгий анализ, и первая истина, которую этот отчет должен внушить читателю, состоит в том, что политика, хотя и бесконечно гибкая как прикладное искусство, является точной наукой в ​​своих регулирующих принципах, не более и не менее, чем геометрия или алгебра.

Политический порядок основывается в основном на двух противоположных принципах: власти и свободе. Один инициирует, другой завершает; одно идет рука об руку с послушной верой, другое — со свободным разумом.

Я сомневаюсь, что хоть один голос будет поднят против этого первого предложения. Власть и свобода так же стары, как род человеческий; они рождаются вместе с нами и живут в каждом из нас. Заметим лишь одну вещь, которую в противном случае мало кто из читателей заметил бы: эти два начала образуют, так сказать, пару, два термина которой, хотя и неразрывно связанные друг с другом, тем не менее несводимы друг к другу и остаются, несмотря на все наши усилия, постоянно в ссоре. Власть необходимо предполагает свободу, которая признает или отрицает ее; в свою очередь, свобода в ее политическом смысле также предполагает власть, которая противостоит ей, подавляет ее или терпит. Уничтожьте одно из двух, и другое не имеет смысла: власть без Свободы исследовать ее, сопротивляться ей или подчиняться ей есть пустое слово; свобода без авторитета в качестве противовеса бессмысленна.

Принцип авторитета, семейный, патриархальный, властный, монархический, теократический, тяготеющий к иерархии, централизации, поглощению, дан природой и, таким образом, по существу предопределен, божественен, как хотите. Его объем, которому сопротивляется и которому препятствует противоположный принцип, может бесконечно расширяться или сужаться, но никогда не может быть погашен.

Принцип свободы, личного, индивидуалистического, критического, инструмент разделения, выбора, организации обеспечивается разумом. Таким образом, будучи по существу принципом суждения, он выше природы, которой он пользуется, и необходимости, которой он владеет. Его устремления безграничны; оно, как и его противоположность, подлежит расширению или ограничению, но оно также не может быть исчерпано по мере своего роста и не может быть уничтожено принуждением.

Из этого следует, что в любом обществе, даже самом авторитарном, свобода обязательно играет определенную роль; точно так же в каждом обществе, даже самом либеральном, некоторая часть резервируется для власти. Это требование является абсолютным; ни одно политическое соглашение не является исключением. Несмотря на усилия разума свести разнообразие к единству, два принципа сохраняются, всегда противостоя друг другу. Политическое развитие вытекает из их неизбежной логики и их взаимодействия.

Все это, признаюсь, может содержать мало действительно нового, и некоторые читатели спросят меня, не это ли все, что я могу им предложить. Никто не отрицает природу или разум, какой бы мрак их ни окружал; ни один писатель не отвергает ни власти, ни свободы, даже если их примирение, разделение или устранение кажутся одинаково невозможными. С какой же целью я повторяю это банальное место?

Я должен сказать вот что: все политические конституции, все системы правления, включая федерации, подпадают под действие одной формулы уравновешивания власти свободой и наоборот; что, следовательно, категории, принятые подавляющим большинством писателей со времен Аристотеля для классификации правительств, различения государств и различия между нациями, монархии, аристократии, демократии и т. д. — за исключением здесь федерации — сводятся к к гипотетическим, эмпирическим построениям, в которых разум и справедливость находят лишь неполное удовлетворение; что все установленные порядки, основанные на этих неполных идеях, отличаются только с точки зрения интереса, предрассудка и привычки и в основе своей сходны и эквивалентны; что если бы не вред, причиняемый этими ложными системами, в которых бурные страсти, оскорбленные интересы и напрасный самообман противоречат друг другу, мы были бы очень близки к согласию в основных положениях; что, наконец, все те межпартийные разногласия, которые мы воображаем столь глубокими, все эти конфликты мнений, которые кажутся нам неразрешимыми, все эти случайные враждебные действия, от которых, по-видимому, нет лекарства, немедленно найдут окончательное решение в теории Федеральное правительство.

Так ли много, спросите вы, в семантической оппозиции авторитет-свобода? Определенно да! Я заметил, что обычный ум, даже ребенок, может лучше понять истину, выраженную в абстрактной формуле, чем тогда, когда она раздута массой объяснений и фактов. Я хотел сжать это исследование для тех, кто не умеет читать книги, и сделать его более убедительным, обратившись к простым идеям. Власть и свобода: два противопоставленных друг другу понятия, которым суждено жить в борьбе или погибнуть вместе; здесь, действительно, что-то не очень трудно понять. Имейте терпение продолжать, дорогой читатель, и если вы поняли эту первую и очень короткую главу, вы потом скажете мне свое мнение.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
   [ Сообщений: 50 ]  На страницу Пред.  1, 2
   { SIMILAR_TOPICS }   Автор   Комментарии   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Прудон П.Ж. Французская демократия. (О политической способно

в форуме Литература

Кащей_Бессмертный

0

1772

23 ноя 2010, 13:10

Кащей_Бессмертный Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Прудон П.Ж. Политические противоречия: Теория конституционно

в форуме Литература

Кащей_Бессмертный

1

2853

21 дек 2010, 19:37

Graswurzel Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Туган-Барановский М.И. П.Ж.Прудон: Его жизнь и общественная

в форуме Литература

Кащей_Бессмертный

0

1498

23 ноя 2010, 13:11

Кащей_Бессмертный Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Прудон П.Ж. Что такое собственность?

в форуме Литература

Кащей_Бессмертный

0

2786

29 дек 2010, 03:37

Кащей_Бессмертный Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Пьер Банс, Этьен Дешан: Что такое анархо-синдикализм

в форуме Анархо-синдикализм

Кащей_Бессмертный

0

2834

15 фев 2010, 00:01

Кащей_Бессмертный Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB