A

АНАРХИЯ И АНАРХИЗМ - ЕДИНЫЙ ФОРУМ АНАРХИСТОВ

ANARHIA.ORG
Текущее время: 18 окт 2021, 07:23

Часовой пояс: UTC + 3 часа




   [ 1 сообщение ]    
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 07 апр 2014, 17:31 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 окт 2013, 11:48
Сообщения: 279
Блог: Посмотреть блог (5)
Глава 1. Государственность. Наше положение.

Мы находимся под принуждением таких же человеческих существ, как и мы. Поскольку у них есть возможность избежать этого, мы тоже не обязаны оставаться в таком положении. Принуждение аморально, неэффективно и не является необходимым для человеческой жизни и достижения целей. Те, кто предпочитает бездействовать, в то время как на них паразитируют их соседи, свободны в своём выборе. Этот манифест для тех, кто выбрал другое – оказывать сопротивление.

Чтобы сражаться с принуждением, его нужно понять. Более того: то, за что идёт борьба, надо понимать так же хорошо как и то, против чего она идёт. Если ограничиваться только слепым реагированием на угнетение, то силы расходятся в разные стороны и растрачиваются неэффективно. Преследование же общей цели собирает противников вместе и позволяет сформировать согласованную стратегию и тактику.

С неорганизованным принуждением лучше всего справится непосредственная местная самооборона. И хотя рынок может создать крупномасштабные коммерческие предприятия, занимающиеся охраной и возмещением ущерба, со случайными угрозами насилия можно иметь дело только прямо на месте, разбираясь с каждым конкретным случаем[1].

Организованное принуждение требует организованного противодействия (многие мыслители уже много раз приводили превосходные аргументы в пользу того, что такая организация должна оставаться не больше чем скелетной структурой, которая бы обрастала плотью только в случае фактического противостояния, для того, чтобы предотвратить перерождение защитников в институт агрессии). Институциональное принуждение, развивавшееся в течение тысячелетий и пустившее корни мистицизма и иллюзий, глубоко вросшие в сознание жертв, требует грандиозной стратегии и катастрофического момента исторической сингулярности – революции.

Такой институт принуждения, централизующий безнравственность, управляющий грабежом и убийством, координирующий угнетение в масштабах, немыслимых для обычной преступности, существует. Это банда банд, мафия мафий, заговор заговоров. За последние несколько лет он уничтожил больше людей, чем все бедствия прошлого. За последние несколько лет он украл больше материальных ценностей, чем было произведено за всю предшествующую историю. В течение последних нескольких лет ради собственного выживания он ввёл в заблуждение больше умов, чем вся иррациональность предшествующей истории. Это наш враг – государство[2].

Только в одном XX веке в войнах погибло больше людей, чем от любых бедствий в прошлом; налоги и инфляция украли больше материальных ценностей, чем производилось в прошлые века, а политическая ложь, пропаганда и, прежде всего, «образование» запутали больше умов, чем все суеверия, бытовавшие прежде. И всё же, несмотря на все преднамеренно созданные заблуждения и искажения фактов, в нити разума вплелись волокна сопротивления, из которых будет свита петля для государства – либертарианство.

Там, где государство разделяет и властвует, его противоположность, либертарианство, объединяет и освобождает. Где государство вносит путаницу, либертарианство вносит ясность; где государство скрывает, либертарианство выводит на чистую воду; где государство прощает, либертарианство обвиняет.

Вся философия либертарианства исходит из одного простого принципа: инициируемое насилие или угроза насилием (принуждение) неправильно (аморально, пагубно, плохо, совершенно непрактично, и т. п.) и недопустимо. Но ничего более[3].

Либертарианством, развивавшимся до настоящего времени, была обнаружена проблема и определено решение: государство против рынка. Рынок – это сумма всей добровольной человеческой деятельности[4]. Если человек действует, не принуждая других, то он является частью рынка. Таким образом экономика стала частью либертарианства.

Либертарианство исследовало природу человека, чтобы объяснить его права, вытекающие из принципа отрицания принуждения. Из этого принципа непосредственно следует, что человек (женщина, ребёнок, марсианин) имеет абсолютные права на свою жизнь и другую собственность – и никаких прав на чужую жизнь или собственность. Таким образом объективная философия стала частью либертарианства.

Либертарианство поставило вопрос: почему человеческое общество на данный момент не является либертарным, а обрело государство, его правящий класс, его уловки. И доблестные историки прилагают усилия, чтобы открыть истину. Таким образом исторический ревизионизм стал частью либертарианства.

Психология, особенно разработанная Томасом Сасом как контрпсихология, была горячо принята либертариями, желающими освободить себя не только от оков государства, но и от самозаточения. В поисках вида искусства для выражения ужасающего потенциала государства и представления множества перспектив свободы, либертарианство обнаружило, что этим уже занимается фантастика.

В сферах политики, экономики, философии, психологии, истории и искусства поборники свободы узрели нечто целое, соединяющее их сопротивление с другими, и, как только к ним пришло осознание этого, они объединились. Так либертарии превратились в движение.

Осмотревшись, либертарное движение обнаружило проблему. Всюду наш враг, государство: в океанских глубинах, на военных базах в пустыне, на далёкой поверхности луны, в каждой стране, народе, племени, нации, и… в каждом индивидуальном сознании.

Кто-то искал немедленного союза с другими противниками правящей элиты для свержения нынешних правителей государства[5]. Кто-то стремился к немедленной конфронтации с представителями государства[6]. Кто-то гнался за сотрудничеством с людьми у власти, которые предлагали меньшее угнетение в обмен на голоса избирателей[7]. Кто-то углубился в долгосрочное просвещение населения, чтобы построить и развить движение[8]. Повсюду возникали либертарные альянсы активистов[9].

Государственные элиты не собирались уступать награбленное и возвращать собственность своим жертвам при первых признаках сопротивления. Их первая контратака использовала антипринципы, уже внедрённые испорченной кастой интеллектуалов: пораженчество, трусость, минархизм, коллаборационизм, градуализм, моноцентризм и реформизм – включая занятие государственных постов с целью «улучшения» государственничества! Все эти антипринципы (отклонения, ереси, саморазрушительные противоречивые догмы, и т. п.) будут разобраны позже. Худшая из них всех – партократия, антиконцепция осуществления либертарных целей государственными методами, в частности – посредством политических партий.

«Либертарная» партия была второй развязанной против едва оперившихся либертариев контратакой государства. Сначала она воспринималась как абсурдный оксюморон[10], затем стала армией оккупантов[11].

Третьей контратакой стала попытка купить основные либертарные учреждения (не только партию), предпринятая одним из десяти самых богатых капиталистов в Соединённых Штатах, чтобы управлять движением так же, как другие плутократы управляют всеми другими политическими партиями в капиталистических государствах[12].

Эти государственнические контратаки с целью разложить либертарианство привели к отколу «левой» части движения и безнадёжному параличу других. По мере того, как нарастало разочарование «либертарианством», разочарованные стали искать решения этой новой проблемы, как с государством, так и без него. Как не оказаться марионеткой в руках государства и его правящей элиты? То есть, спросили они, как нам избежать отклонений от пути к свободе, когда мы знаем, что есть больше чем один путь? Рынок имеет много путей к производству и потреблению товара, и ни один не является точно предсказуемым. Так что даже если кто-то и говорит нам, как перейти из нынешнего положения (государственности) к цели (свободе), откуда нам знать, что это наилучший путь?

Некоторые уже начали эксгумировать старые стратегии давно умерших движений, движений с другими целями. И новые пути, конечно, тоже предлагаются – вернуться назад к государству[13].

Предательство, спонтанное или запланированное, продолжается, чего быть не должно.

Хотя никто не может предсказать последовательность шагов, которые безошибочно приведут к достижению свободного общества для сознательных индивидов, можно устранить одним махом все те, которые не будут способствовать прогрессу свободы, а неуклонное применение принципов рынка наметит территорию для продвижения. Без сомнения, не существует «единственно верного пути», одной прямой линии к свободе. Но есть множество линий, пространство, полное линий, которые приведут либертария к его цели – свободному обществу. И это пространство можно описать.

Когда цель поставлена и путь обнаружен, необходима лишь человеческая активность для перехода отсюда туда. Прежде всего, этот манифест призывает к такой активности[14].

Глава 2. Агоризм. Наша цель.

Основной принцип, ведущий либертария от государственничества (этатизма) к свободному обществу, точно такой же, каким пользовались основатели либертарианства для построения самой теории. Этим принципом является последовательность. То есть, последовательное применение либертарной теории к каждому действию, предпринимаемому каждым конкретным либертарием, создаёт либертарное общество.

Многие мыслители указывали на необходимость совместимости средств и целей, и не все они были либертариями. Как ни странно, многие государственники жаловались на непоследовательность между достойными одобрения целями и вызывающими презрение средствами. Тем не менее, когда их истинные цели увеличения власти и угнетения стали понятны, их средства оказались вполне последовательными. Запутывание необходимости соответствия целей и средств является частью этатистской мистики. Поэтому выявление несоответствий есть наиболее важный аспект деятельности либертарного теоретика. У многих теоретиков это получалось восхитительно, однако некоторые пытались, но не сумели описать последовательную комбинацию средств и целей либертарианствa[15].

Этот же принцип позволяет определить, верен или нет настоящий манифест сам по себе. Без последовательности всё теряет смысл. Фактически, язык тогда будет тарабарщиной, а существование – обманом.

Этот аспект невозможно переоценить. Если на этих страницах будет обнаружено противоречие, то новым либертарианством будет логически последовательная переформулировка, а не то, в чём была найдена ошибка. Новое либертарианство (агоризм) невозможно дискредитировать, не дискредитировав свободу или реальность (или обе сразу), возможна только неточная формулировка.

Давайте начнём со взгляда на нашу цель. Как выглядит свободное общество, по крайней мере, свободное настолько, насколько мы надеемся добиться в соответствии с нашим сегодняшним пониманием[16]?

Несомненно, самое свободное общество из тех, что когда-либо возникали в воображении человека – это общество Роберта Лефевра. Все отношения между людьми сводятся к операциям добровольного обмена, свободному рынку. Никто никому не вредит и не наносит ущерб каким бы то ни было образом.

Конечно, для создания такого общества, из сознания индивида необходимо стереть не только этатизм. Из всего, что может принести ущерб, наибольшую опасность для этого абсолютно свободного общества представляет отсутствие в нём механизма коррекции[17]. Стоит появиться лишь горстке приверженцев принуждения, наслаждающейся награбленным в окружении достаточного числа сторонников, – и свобода мертва. Даже если все живут свободно, одно-единcтвенное «вкушение запретного плода», один шаг назад – воспроизведение старой истории или самостоятельное возрождение зла – лишит идеальное общество свободы.

Самым близким по безупречности к свободному обществу является либертарное общество. Вечная бдительность – цена свободы, как говорил Томас Джефферсон, и на рынке возможно существование небольшого числа лиц, готовых предоставить защиту от единичных случаев агрессии. Или же большое количество людей может иметь достаточные знания по основам самообороны и умение использовать эти знания, чтобы предотвращать случайные нападения (при полном незнании нападающего о том, кто может оказаться хорошо осведомлённым в вопросах обороны) и ликвидировать прибыльность систематической инициации насилия.

Тем не менее, в подобной системе «анархии со спонтанной защитой» остаются две серьёзные проблемы. Первая – проблема защиты тех, кто явно беззащитен. Эта проблема с помощью передовых технологий может быть сведена к защите полностью парализованных людей, умственно отсталых (предполагая, что в этих случаях для её решения не будет достаточных технологий) и совсем маленьких детей, которые в любом случае требуют постоянного внимания. Затем есть те, кто временно становится беззащитен, и ещё более редкие случаи тех, кого «доканали» инициаторы насилия, желающие проверить свои способности в отношении вероятно более слабого противника (последний является самым редким случаем просто из-за высокого риска и низкой материальной отдачи от затраченных усилий).

Те, кого не нужно и не следует защищать – это пацифисты, те, кто сознательно выбрал быть незащищённым. Лефевру и его последователям никогда не нужно бояться того, что какие-то либертарии начнут использовать для их защиты методы, которые они находят неприемлемыми (возможно, им стоит носить значки с голубем, чтобы их было можно было проще и быстрее узнавать?)

Гораздо более важным является вопрос, что делать с инициатором насилия после защиты. Сразу приходит на ум пример, когда насилие совершено в отношении чьего-либо имущества, а хозяина не было поблизости и он не мог его защитить. И, наконец – хотя, на самом деле, это частный случай ситуации, описанной выше – есть вероятность мошенничества и других форм нарушения договоров[18].

Такие ситуации могут быть разрешены путём примитивной «дуэли» или общественным воздействием – то есть, путём вмешательства третьей стороны, у которой нет материальной заинтересованности в любой из двух сторон спора. Этот вопрос является основной проблемой общества[19].

Любые попытки навязать решение против воли обеих сторон нарушают либертарный принцип. Так что «дуэль», не несущая никакого риска для третьих лиц, приемлема, но вряд ли материально выгодна и эффективна. Она даже не рассматривается никем как цивилизованное (то есть эстетически приятное) решение – кроме некоторых сектантов.

Для принятия решения в таком случае требуется судья, «справедливый cвидетель» или арбитр (третейский судья). После того, как арбитр в споре или судья в деле об агрессии вынес приговор и сообщил сторонам о своём решении, могут потребоваться некоторые меры по обеспечению его выполнения (пацифисты, кстати, могут выбирать арбитраж без каких-либо принудительных мер).

Следующая рыночная система была предложена Ротбардом, Линдой и Моррисом Таннехилл и другими. Она не является окончательной, и может быть улучшена за счёт достижений в теории и технологии (как уже было сделано автором этих строк). На данном историческом этапе она представляется оптимальной и приведена здесь в качестве начальной рабочей модели.

В первую очередь, каждый, не считая тех, кто предпочитает в этом не участвовать, страхует себя от агрессии или кражи. Можно даже определить цену своей жизни на случай убийства (или ненамеренного причинения смерти), которая может варьироваться от жизни инициатора насилия, взятия трансплантируемых органов (если технология позволяет) для восстановления жизни жертвы до денежного вклада в благотворительный фонд, способствующий продолжению незавершённых дел погибшего. Здесь важно то, что жертва определяет цену своей жизни, тела и имущества до того, как произошёл инцидент (ущерб имуществу, подлежащего товарообмену, может быть просто возмещён в соответствии с рыночным курсом; см. ниже).

Некто А обнаружил, что пропала его собственность, и доложил о этом в страховую компанию IA. Компания IA проводит расследование (с помощью специального отдела или отдельного сыскного агентства D). При этом IA безотлагательно предоставляет А замену недостающей вещи таким образом, чтобы свести к минимуму потерю возможности пользоваться благом[20]. В то же время агентство D может не обнаружить пропавшей собственности. В этом случае ущерб страховой компании IA будет покрыт за счёт страховых взносов клиентов. Заметьте, что для того, чтобы не повышать страховые взносы и держать их на уровне конкурентов, у компании IA есть сильная мотивация для максимального увеличения шансов возврата украденных или потерянных вещей (можно красноречиво написать не один том на тему отсутствия подобной мотивации у монопольной системы сыска, каковой является государственная полиция, и её ужасающей стоимости для общества).

Если агентство D обнаружило пропавшие вещи, скажем, у B, и B добровольно их возвращает (возможно, побуждаемый вознаграждением), то дело закрыто. Только в том случае, когда B заявляет о собственности на тот объект, на который претендует A, возникает конфликт.

B нанимает страховую компанию IB, которая может провести своё собственное независимое расследование и убедить IA, что агентство D ошиблось. Если это сделать не удалось, то теперь IA и IB находятся в состоянии конфликта. На этом месте против рыночной анархии выдвигаются стандартные критические аргументы о том, что «война» между A и B разрослась до масштаба, включающего крупные страховые компании, которые, в свою очередь, могут иметь свои подразделения охраны значительной численности или контракты с охранными компаниями (PA и PB). Но есть ли у страховых компаний IA и IB стимул прибегать к насилию и уничтожать не только активы конкурента, но и, конечно же, по крайней мере какую-то часть своих собственных? В устоявшемся в течение долгого времени рыночном обществе стимулов у них ещё меньше. Специалисты компаний заняты защитой, в которую также вложен их капитал. Любая компания, инвестирующая в нападение, будет выглядеть довольно сомнительной и непременно потеряет клиентов в преимущественно либертарном обществе (которое является предметом нашего обсуждения).

Очень дёшево и выгодно, IA и IB могут просто заплатить арбитражной компании, чтобы урегулировать спор, представив каждая свои претензии и доказательства. Если требование B правомерно, то IA откажется от иска, взяв на себя небольшой убыток (по сравнению с войной!), и у неё будет отличный стимул для улучшения своей практики расследований. Если же правомерно требование A, то будет справедливо обратное утверждение об IB.

Только тогда, когда суть дела была полностью оспорена, исследована и рассужена, а B всё ещё отказывается уступить похищенное имущество, произойдёт насилие (до сего момента B, возможно, был побеспокоен лишь уведомлением о защите компанией IB его интересов, и, возможно, даже предпочёл оставить его без внимания; никакого требования куда-либо явиться или дать какие-либо показания не может быть предъявлено до вынесения приговора). Но PB и IB отходят в сторону и B должен теперь предстать перед квалифицированной, эффективной группой специалистов по возврату похищенного имущества. Даже если B в этот момент близок к сумасшествию в своём сопротивлении, он, вероятно, будет нейтрализован с минимальной суетой рыночным агентством, стремящимся к положительному образу в глазах населения и увеличению числа клиентов – в числе которых однажды может оказаться и сам В. Прежде всего, PА должна действовать так, чтобы не пострадали посторонние и не был нанесён ущерб чьей-либо ещё собственности.

B или IB теперь несёт ответственность за восстановление. Его можно разделить на три составляющих: компенсация, временно́е предпочтение и издержки.

Компенсация – это возврат исходного имущества или его рыночного эквивалента. Это понятие также может быть применено к частям человеческого тела или к цене, установленной на чью-либо жизнь.

Временно́е предпочтение – это компенсация убытков из-за невозможности использовать собственность в течении некоторого времени, и её объём легко определяется по превалирующей на рынке ставке процентов, которые IA пришлось потратить, чтобы немедленно восстановить собственность A.

Издержки – это сумма расходов на следствие, розыск, арбитраж и исполнение решения. Обратите внимание, как хорошо работает рынок, чтобы дать B высокий стимул к быстрому возврату украденного имущества, чтобы уменьшить издержки (полная противоположность большинству государственных систем) и свести к минимуму начисленные проценты.

Наконец, отметим все «встроенные» стимулы для быстрого и эффективного отправления правосудия и восстановления с минимумом суеты и насилия. Сравните это со всеми другими действующими системами, а также обратите внимание на то, что по частям вся эта система с успехом применялась на протяжении истории. Только взятая в целом она является чем-то новым и исключительным для либертарной теории.

Эта модель восстановления была изложена столь конкретно, несмотря на то, что её ещё можно улучшить и развить, потому что она решает единственную социальную проблему, связанную с каким-либо насилием вообще. Остальные принципы либертарного общества лучше всего будут изображены богатыми воображением авторами научной фантастики с хорошими знаниями основ праксиологии (термин Мизеса, означающий изучение человеческой деятельности, в особенности, – экономики, но не только).

Некоторые черты этого общества – либертарные в теории и свободно-рыночные на практике, называющиеся агорическими (от греческого слова «агора», означающего «рыночная площадь»), – являются стремительными инновациями в науке, технике, связи, транспорте, производстве и распределении. Отдельного внимания заслуживают прогресс и развитие в области искусства и гуманитарных наук, которые должны идти в ногу с более материальным прогрессом. К тому же, этот нематериальный прогресс будет вполне вероятен по причине полной свободы всех форм ненасильственного художественного самовыражения и гораздо более быстрого и полного донесения его плодов до не возражающей публики. Либертарная литература, восхваляющая эти блага свободы, уже имеет существенный вес и стремительно растёт.

Это описание теории восстановления следует завершить, разобрав некоторые малоизвестные аргументы против неё. Большинство из них сводится к оспариванию концепции назначения цены за повреждённое имущество и пострадавших лиц. Позволить беспристрастному рынку вместе с жертвой разрешить этот вопрос представляется наиболее справедливым решением как для жертвы, так и для самого агрессора.

Последняя точка зрения раздражает кое-кого из тех, кто считает, что необходимо наказание за злой умысел, обратимости содеянного для них недостаточно[21].

Хотя никто из них не представил нравственного обоснования наказания, Ротбард и Дэвид Фридман, в частности, приводят аргументы в пользу экономической необходимости устрашения. Они утверждают, что любой процент раскрываемости преступлений меньше 100% оставляет небольшой шанс успеха, поэтому «рациональный преступник» может пойти на риск ради получения дохода. Таким образом, дополнительное сдерживание должно быть добавлено в виде наказания. То, что страх наказания также уменьшает стимул агрессора сдаться и тем самым ещё сильнее снижает раскрываемость преступлений, ими не учитывается. Или, возможно, подразумевается, что суровость наказания будет возрастать всё более быстрыми темпами, чтобы побить возрастающий процент уклонения от него. В момент написания этих строк, самый низкий показатель нераскрытия преступлений, определённых государством, составляет 80%, а большинство преступников имеют более 90% шансов не быть пойманными. И это в исправительно-карательной системе, в которой не происходит никакого восстановления (грабёж потерпевшего продолжается далее через налогообложение с целью поддержания системы исправительных учреждений), а рынок объявлен вне закона. Неудивительно, что так называемый «красный рынок» негосударственной инициации насилия процветает!

Тем не менее, эта критика агорического восстановления не учитывает наличие фактора «энтропии». Потенциальный агрессор должен сравнивать доход от объекта кражи с потерей этого объекта плюс проценты плюс издержки. Это правда, что если он сдаст себя сразу, две последние составляющие будут минимальными, но при этом так же минимальны будут расходы потерпевшего и его страховой компании.

Агорическое восстановление не только является отличным сдерживающим фактором, основанном на взаимном одобрении. Рыночная стоимость фактора процессуальных издержек позволяет произвести точное количественное измерение социальных расходов на принуждение в обществе. Ни одна другая система, известная на данный момент, не позволяет это сделать. Как говорит большинство либертариев, свобода работает.

Агорическая теория восстановления никогда не рассматривает замысел агрессора. Предполагается только, что агрессор является действующим субъектом и несёт ответственность за свои действия. Вообще, какое дело одному человеку до того, что думает другой? Имеет значение то, что агрессор делает. Мысль не является действием. По крайней мере в мыслях анархия остаётся абсолютной[22].

Если вы были внезапно шокированы, обнаружив, что я вломился в ваш дом, разбив ваше венецианское окно, вас не будут заботить детали: споткнулся ли я и упал просто проходя мимо, был ли я вовлечён в некий акт иррационального гнева, или же мои действия были частью заранее продуманного плана с целью отвлечь охранников на противоположной стороне улицы, чтобы они не заметили попытки ограбления банка. То, чего вы хотите, – это без промедления вернуть ваше окно (и убрать осколки). То, о чём я думаю, к вашему восстановлению никакого отношения не имеет. На самом деле, можно легко показать, что даже самый небольшой расход энергии в этом направлении будет абсолютно напрасной тратой. Мотивы (или, точнее, предполагаемые мотивы, ибо это всё, что мы можем знать[22]) могут быть существенными при расследовании и даже при доказательстве арбитру правдоподобности действий агрессора, например, в том случае, когда есть несколько одинаково вероятных подозреваемых, но всё, что имеет значение для торжества справедливости (как его представляет себе либертарий), – это то, что потерпевший приведён в состояние, настолько близкое к имевшему место до случившегося, насколько это возможно. Пусть бог или совесть наказывает «преступные мысли»[23].

Другие критики поставили вопрос, что делать с зачинщиками насилия, которые выплатили свои долги (индивиду, но не «обществу»), и теперь «свободны», набравшись большего опыта, попытаться ещё раз. Что делать с рецидивизмом, так широко распространённом в государственническом обществе?

Разумеется, после того, как человек отметится как агрессор, с ним будут проявлять бо́льшую осмотрительность, и о нём будут думать в первую очередь, когда произойдёт похожее преступление. И хотя не исключено, что трудовые лагеря могут использоваться для выплаты компенсации в некоторых крайних случаях, большинству агрессоров будет разрешено работать более или менее на свободе, заручившись гарантиями. Таким образом, не будет никаких «учреждений высшего криминального образования», обучающих и способствующих агрессии, какими являются тюрьмы.

Отличительной особенностью высокоэффективной и чёткой системы арбитража и защиты будет то, что она будет занимать незначительную часть человеческого времени, мыслей и денег. Кто-то может сказать, что 99% агорического общества мы не представили вообще. Как насчёт устранения саморазрушения (которого либертарианство не касается), освоения и колонизации космоса, продления жизни, развития интеллекта, межличностных отношений и эстетического разнообразия? Всё, что действительно можно и нужно сказать по этому поводу, – это то, что там, где современный человек должен тратить половину своих времени и сил либо служа государству, либо сопротивляясь ему – это время, умноженное на мощность (то, что физики называют работой) будет использоваться для всех других аспектов самосовершенствования и укрощения природы. Нужно обладать действительно циничным взглядом на человечество, чтобы представлять себе что-то кроме более богатого, более счастливого общества.

Это было описание нашей цели в общих чертах, с концентрацией внимания на аспекте справедливости и защиты. У нас есть «здесь» и «там». Теперь опишем путь – контрэкономику.

Глава 3. Контрэкономика. Наши средства.

Детально разобрав наше прошлое и государственническое настоящее, а также взглянув на правдоподобное описание гораздо лучшего общества, достижимого при помощи сегодняшних знаний и технологий (не требуется никакой перемены в человеческой природе) – мы подошли к решающей части манифеста: как мы попадём «отсюда» «туда»? Ответ, естественно, или, может быть, неестественно, разбивается на две части. Без государства разделение на «микро» (самостоятельные действия индивидуума и его окружения, включая рынок) и «макро» (коллективные действия) в лучшем случае будет интересным статистическим упражнением с некоторой небольшой пользой для маркетинговых агентств. Но и в этом случае человек с развитым чувством порядочности может пожелать понять социальные последствия своих действий, даже если они никому другому не приносят вреда.

При наличии государства, пятнающего каждый поступок и засоряющего наши мысли незаслуженным чувством вины, понимание социальных последствий наших действий становится крайне важным. Например, если мы не заплатим налог и избежим наказания, то кто от этого пострадает? Мы? Государство? Невинные граждане? Либертарный анализ показывает нам, что государство несёт ответственность за любой ущерб невинным гражданам, который, как оно пытается доказать, причиняет «эгоистичный неплательщик», а «услуги», которые «обеспечивает» государство, иллюзорны. Но даже в этом случае, не должно ли быть нечто большее, чем умно прикрытое одиночное сопротивление или «выпадение из системы»? Если политическая партия или революционная армия неприемлемы для достижения либертарных целей и самой своей природой обречены на провал, то какой вид коллективной активности будет работать?

Ответом является агоризм.

Увлекать большие группы человечества прочь из государственнического общества в агору возможно, практично и даже прибыльно. Это, в самом глубоком смысле, – истинная революционная деятельность, которая будет освещена в следующей главе. Но чтобы понять этот «макро» ответ, мы сначала должны кратко описать ответ «микро»[24].

Функция экономической псевдонауки истеблишмента заключается не столько в том, чтобы делать предсказания для правящего класса (как авгуры в Римской Империи), сколько в том, чтобы мистифицировать и дезориентировать управляемый класс по поводу того, куда уходит его материальное благосостояние и каким способом оно изымается. Объяснение того, каким образом люди могут сохранить своё состояние и имущество защищённым от государства, является в таком случае экономикой противодействия истеблишменту (Counter-Establishment economics), или сокращённо контрэкономикой[25]. Существующая практика по уклонению от государства, его игнорированию и неповиновению ему – это контрэкономическая деятельность. Но с той же двусмысленностью, с какой словом «экономика» называют и науку, и то, что она изучает, несомненно будет использоваться и термин «контрэкономика». Поскольку этот текст и есть собственно контрэкономическая теория, контрэкономикой далее будет называться практика.

Классификация и описание всей контрэкономики или значительной её части само по себе займёт целый том, не меньше[26]. Здесь будет намечено в общих чертах лишь самое необходимое для понимания оставшейся части манифеста.

Процесс перехода от агорического общества в государственническое должен быть подобен движению в гору, эквивалентен траектории с сильно негативной энтропией в физике. В конце концов, если человек начал жить в хорошо налаженном свободном обществе и понимать его, зачем ему желать возвращаться к систематическому принуждению, грабежу и мучительному беспокойству? Распространение невежества среди знающих и неразумности среди разумных – трудное занятие. Мистификация того, что уже ясно понято, практически невозможна. Агорическое общество должно быть довольно стабильным, чтобы не приходить в упадок, и в то же время весьма открытым для усовершенствования.

Давайте прокрутим время назад, как прокручивают назад кинофильмы, от агорического общества к существующему государственному обществу. Что мы увидим?

Сначала появятся островки государственничества, территориально целостные в большинстве случаев, поскольку государство невозможно без региональных монополий. Оставшиеся жертвы становятся более и более осведомлёнными о прекрасном свободном мире вокруг их и «испаряются» с этих островков. Большие синдикаты рыночных охранных агентств сдерживают государство, защищая тех, кто подписался на охранную страховку. Самое важное, что те, кто находятся за пределами государственнических островков или сообществ, продолжают наслаждаться агорическим обществом с поправкой на более высокую стоимость страховых взносов и некоторою степень осторожности при путешествиях. В этой ситуации агористы смогут сосуществовать со сторонниками государства, поддерживая изоляционистскую «внешнюю политику», поскольку освободительное вторжение в государственнические сообщества обойдётся дороже немедленного возвращения (если только государство не затевает окончательную полномасштабную агрессию). Нет, однако, никаких реальных причин вообразить, что оставшиеся жертвы предпочтут остаться угнетёнными, когда либертарная альтернатива столь видна и доступна. Зоны государства подобны перенасыщенному раствору, из которого готова выкристаллизоваться анархия.

Сделаем ещё один шаг назад и увидим противоположную ситуацию: более крупные сектора общества находятся под дланью государства, а более мелкие живут, насколько возможно, агорически. Тем не менее, есть одно заметное отличие: агористам не нужно находиться в территориально целостной области. Они могут жить где угодно, хоть у них и будет тенденция связывать с себя со своими товарищами-агористами не только с целью получения социальной поддержки (как это называют психологи), но и для простоты и прибыльности товарообмена. В любом случае, безопаснее и выгоднее иметь дело с проверенными заказчиками и поставщиками. Существует тенденция создания связей между более агорическими индивидами и их размежевания с более этатистскими элементами (эта тенденция сильна не только теоретически, как зарождающаяся практика она существует уже сегодня). Некоторые легко защищаемые территории, возможно, в космосе, острова в океане (или под океаном), или районы гетто больших городов, где государство полностью бессильно их подавить, могут стать полностью агорическими. Хотя большинство агористов будут жить внутри захваченных государством территорий.

Среди людей будет представлен широкий спектр различных степеней агоризма, так же как и сегодня, когда некоторые, извлекающие пользу из государства, являются рьяными государственниками, некоторые – полностью осознают агорическую альтернативу и живут максимально свободно, а все остальные находятся в середине, будучи в разной степени дезориентироваными.

Наконец, мы возвращаемся туда, где присутствуют лишь немногие, кто понимает агоризм, а подавляющее большинство составляют те, кто видят иллюзорную выгоду от существования государства или не могут воспринять альтернативу, и сами государственники: управленческий аппарат и класс, определяемый получением дополнительного дохода от государственного вмешательства в рынок[27].

Это описание нашего общества в настоящее время. Мы «дома».

Прежде чем мы возьмём обратный курс и опишем путь от этатизма к агоризму, давайте окинем наше нынешнее общество свежим агорическим взглядом. Как путешественник, вернувшийся домой и увидевший вещи в новом свете того, что он узнал о чужеземных странах и тамошнем образе жизни, мы можем получить новые представления о нашем нынешнем положении.

Помимо некоторого числа просветлённых новых либертариев, к которым относятся терпимо в более либеральных этатистских зонах земного шара («терпимость» существует на уровне либертарного вкрапления в этатизм), мы теперь видим нечто иное: большое число людей, которые действуют как агористы со слабым пониманием какой-либо теории, побуждённые материальной прибылью уклоняться от государства, избегать его и оказывать ему открытое неповиновение. Они определённо имеют потенциал, не так ли?

В Советском Союзе, бастионе архи-государственничества с почти полностью развалившейся «официальной» экономикой, гигантский чёрный рынок обеспечивает русских, армян, украинцев и другие народы всем: от продуктов питания и ремонта телевизоров до официальных бумаг и благосклонностей правящего класса. Как сообщает Manchester Guardian Weekly, Бирма с государством, сокращённым до армии, полиции и горстки самодовольных политиков, практически полностью представляет из себя чёрный рынок. В той или иной степени, это утверждение верно практически для любой страны «Второго» и «Третьего» миров.

Ну а что насчёт «Первого» мира? В социал-демократических странах чёрного рынка меньше, потому что «белый рынок» допустимых законом рыночных сделок больше, но его следы весьма заметны. Италия, например, имеет «проблему» с тем, что значительная часть гражданских служащих (которые работают официально с 7 утра до 2 пополудни) зарабатывает «чёрные» деньги, работая неофициально на различных работах оставшуюся часть дня. Нидерланды имеют большой чёрный рынок жилья по причине высокого регулирования этой отрасли. В Дании движение за уклонение от налогов настолько велико, что те его участники, которых прельстило участие в политике, создали вторую по величине партию. И это только самые бросающиеся в глаза примеры, которые пресса была в состоянии или пожелала осветить. Безудержно нарушаются процедуры валютного контроля. Во Франции, например, возможно, что каждый производит внушительные накопления золота, а поездки в Швейцарию для чего-то большего, чем просто туризм или горнолыжный отдых, являются вполне обычным явлением.

Чтобы оценить масштабность всей этой контрэкономической деятельности, для полноты картины очень желательно также рассмотреть и экономические системы относительно свободных «капиталистических» стран. Давайте обратим наш взор на чёрные и серые рынки[28] в Северной Америке, помня, что сегодня это пример самой низкой активности в мире.

По данным американской налоговой службы, по меньшей мере двадцать миллионов человек участвуют в «подпольной экономике» неплательщиков налогов, пользующихся наличными или бартерным обменом с целью избежать выявления сделок. Миллионы держат деньги в золоте или на иностранных счетах с целью избежать скрытого налогообложения, называемого инфляцией. По данным иммиграционной службы миллионы «нелегальных иностранцев» имеют работу. Ещё больше миллионов употребляют или продают марихуану, кокаин, другие незаконные наркотики, лаэтрил, триптофан, лекарства от СПИДа и прочие запрещённые вещества.

И ещё есть те, кто практикует «преступления без потерпевших». Кроме употребления наркотиков, к ним относятся проституция, порнография, бутлегерство, подделка документов, азартные игры, незаконные сексуальные отношения между добровольно согласными взрослыми людьми. Независимо от «движений за реформы», пытающихся достичь политического признания этих деяний законными, народ предпочитает действовать прямо сейчас, тем самым создавая контрэкономику.

Однако на этом дело не останавливается. С тех пор, как в качестве федерального закона вступило в силу ограничение скорости 55 миль в час, большинство американцев стали контрэкономическими водителями. Профессиональное сообщество водителей-дальнобойщиков развило систему радиосвязи для обхождения государственных мер по обеспечению выполнения законодательства. Для независимых водителей, которые могут сделать четыре пробега при скорости в 75 миль в час вместо трёх при 55-ти, контрэкономическое вождение – это вопрос выживания.

Древняя традиция контрабандизма процветает и сегодня: начиная с контейнеров, полных марихуаны и иностранной бытовой техники, облагаемой высокими пошлинами, уймы людей из менее развитых стран и заканчивая туристами, прячущими в багаж немного лишнего и не сообщающими об этом таможенникам.

Почти каждый занимается, в некотором роде, предоставлением ложных сведений или сокрытием фактов при подаче налоговой декларации, неучтёнными выплатами за услуги, недекларированными торговыми операциями с родственниками и нелегальными сексуальными взаимоотношениями со своими партнёрами.

Таким образом, каждый человек является контрэкономистом в той или иной степени. И это вполне предсказуемо с точки зрения либертарной теории. Ведь почти на каждый аспект человеческой деятельности найдётся государственный законодательный акт – запрещающий, регулирующий или контролирующий его. Количество этих законов столь велико, что «либертарная» партия, которая полностью предотвращала бы принятие каких-либо новых законодательных актов и ускоренными темпами отменяла бы десять или двадцать законов за каждую сессию, не смогла бы отменить существенную часть государства (не говоря уже о самом механизме!) в течение целого тысячелетия[29].

Очевидно, что государство не способно обеспечить выполнение своих указов, и, тем не менее, оно продолжает существовать. И если каждый в какой-то мере контрэкономичен, почему же тогда контрэкономика не сокрушила экономику?

За пределами Северной Америки мы можем учесть эффект империализма. Советский Союз получал поддержку от более развитых стран в тридцатые годы двадцатого века и большое количество инструментов насилия во время Второй Мировой войны. Даже сегодня «внешняя торговля», обильно субсидируемая безвозвратными займами, даёт опору советскому и новому китайскому режимам. Этот капитал (или, точнее сказать, антикапитал, поскольку он уничтожает благосостояние) из обоих блоков вместе с военной помощью поддерживает режимы в остальных частях земного шара. Но это не объясняет ситуацию в Северной Америке.

То, что существует повсюду на Земле и позволяет государству продолжать своё существование – это согласие жертвы[30]. Каждая жертва этатизма в какой-то степени признала государство. Ежегодно провозглашаемый налоговой службой рекламный слоган о том, что подоходный налог зависит от «добровольного согласия», как ни странно, является истиной. Стоит лишь налогоплательщикам полностью перекрыть поступление крови, как беспомощное государство-вампир исчезнет с лица земли, а его полиция и армия, оставшись без зарплаты, практически немедленно дезертируют, лишив монстра его клыков. Если бы каждый отказался от «законного платёжного средства» в пользу золота, расписок или других инструментов обмена, то под сомнением оказался бы даже тезис о том, что налогообложение может поддержать современное государство[31].

И вот здесь ключевым вопросом становится государственный контроль за образованием и средствами массовой информации, либо напрямую, либо через право собственности на них представителей правящего класса. Поначалу традиционное духовенство выполняло функцию освящения короля и аристократии, окружения таинством отношений между угнетёнными и угнетаемыми, и индуцирования чувства вины у тех, кто не повиновался и сопротивлялся. Отделение церкви от государства переложило это бремя на новый интеллектуальный класс (тот, который русские назвали интеллигенцией). Некоторые интеллектуалы, рассматривающие истину как величайшую ценность (подобно ранним инакомыслящим теологам и духовным лицам), проводят работу по разъяснению, а не по мистификации, но их отвергают, гневно осуждают и не допускают к контролируемому государством заработку. Таким образом возникают явления диссидентства и ревизионизма, а вместе с ними рождаются настроения антиинтеллектуализма среди народных масс, которые догадываются или или имеют некоторое понимание относительно функции придворных интеллектуалов.

Кстати заметьте, каким нападкам и репрессиям в государствах любого типа подвергаются интеллектуалы-анархисты, как подавляются те, что выступают за свержение нынешнего правящего класса даже только для того, чтобы заменить его другим. Тех, кто предлагает изменения, которые устранят одних иждивенцев государства и заменят их другими, часто восхваляют извлекающие выгоду представители высших кругов и атакуют те, кто потенциально пострадает.

Общей чертой почти всех закоренелых участников чёрного рынка является их чувство вины. Они стремяться «срубить бабла» и вернуться в «приличное общество». Контрабандисты и проститутки – все надеются рано или поздно на возвращение в общество, даже после того, как у них уже образовалось собственное маргинальное «сообщество» взаимной поддержки. Однако существовали и исключения: сообщества религиозных раскольников восемнадцатого века, политические утопические коммуны девятнадцатого и, совсем недавно, контркультура хиппи и «новые левые». То, что было у них – это твёрдое убеждение в том, что их сообщество стояло на более высокой ступени развития по сравнению с остальным обществом. Реакция страха, которую они вызывали в остальном обществе, была страхом того, что они могли быть правы.

Все эти примеры самодостаточных сообществ оказались несостоятельными по одной подавляющей причине: пренебрежение законами экономики. Никакие тесные социальные связи, как бы прекрасны они не были, не смогут оказаться сильнее основного клея общества – разделения труда. Антирыночная коммуна отрицает единственный выполнимый закон – закон природы. Основная организационная структура общества (уровнем выше семьи) – это не коммуна (род, племя или государство), а агора. Независимо от того, как много людей желает, чтобы коммунизм работал, и посвящает себя ему, он обречён на провал. Большими усилиями они могут сдерживать агоризм бесконечно, но когда они его отпустят, «поток» или «невидимая рука», «волна истории» или «стимул к получению прибыли», «занятие тем, что естественно» или «стихийность» неизбежно приведут общество ближе к чистой агоре.

Почему налицо такое сопротивление тому, что в конечном итоге приведёт к счастью? Психологи имеют дело с этим вопросом с тех пор, как начали заниматься своей наукой, до сих пор находящейся в зародышевом состоянии. Мы можем дать по крайней мере два общих ответа, когда дело касается социоэкономических вопросов: принятие антипринципов (то есть, тех конуепций, которые кажутся принципами, но на самом деле противоречат естественным законам) и противодействие привилегированных групп.

Теперь мы можем ясно видеть, что необходимо для создания либертарного общества. С одной стороны нам нужно обучение либертарных активистов и поднятие самосознания контрэкономистов до либертарного понимания и взаимной поддержки. «Мы правы, мы лучше, мы ведём нравственный и последовательный образ жизни, и мы строим лучшее общество с преимуществами для нас самих и для других», – могли бы читать как мантру наши контрэкономические «группы аутотренинга».

Обратите внимание, что либертарные активисты, которые сами не принимают участия в контрэкономике, вряд ли будут убедительны. «Либертарные» политические кандидаты подрывают своими делами всё (ценное), о чём говорят. Некоторые кандидаты даже занимают должности в налоговых управлениях и оборонных департаментах!

С другой стороны, мы должны защищать себя против привилегированных групп или, по крайней мере, уменьшить притеснение с их стороны настолько, на сколько это возможно. Если мы воздержимся от реформистской деятельности как от контрпродуктивной, как мы добьёмся этого результата?

Один из способов – привлечь больше и больше людей в контрэкономику и уменьшить добычу государства. Но одного уклонения не достаточно. Как мы будем защищать себя и даже контратаковать?

Медленно, но неуклонно мы перейдём в свободное общество, обращая всё больше контрэкономистов в либертарианство и больше либертариев в контрэкономику, в конечном итоге интегрируя теорию и практику. Контрэкономика будет расти и распространяться на следующую ступень, которую мы видели в нашем путешествии назад, с большим как никогда агорическим сообществом, погружённым в этатистское общество. Некоторые агористы могут даже сконцентрироваться в отдельных районах и гетто и преобладать на островах и в космических колониях. В этот момент станет важным вопрос защиты и обороны.

Используя нашу агорическую модель (глава 2), мы можем рассмотреть, как будет развиваться индустрия защиты. Во-первых, почему люди включаются в контрэкономику без защиты? Доход от риска, которому они себя подвергают, выше чем ожидаемый убыток. Это утверждение, кончено же, будет справедливо по отношению к любой экономической деятельности, но по отношению к контрэкономике его следует особенно подчеркнуть:

Фундаментальный принцип контрэкономики – это обмен риска на прибыль[32].

Чем выше ожидаемый доход, тем больше взятый риск. Заметьте, что если каким-то образом уменьшить риск, то может быть предпринято и достигнуто больше – бесспорно, это показатель того, что свободное общество богаче несвободного.

Риск можно уменьшить, увеличив внимание, проявляя предосторожность и улучшая меры безопасности (замки и защищённые секретные хранилища), а также доверяя ограниченному кругу доверенных лиц. Последнее означает сильное предпочтение иметь дело с товарищами-агористами и мощный экономический стимул, укрепляющий агорическое сообщество и дающий стимул к вербовке новых членов в это сообщество (или к поддержке такой вербовки).

У контрэкономических предпринимателей есть стимул предоставлять лучшие устройства безопасности, убежища, инструкции, помогающие уклонению от налогов и проверке потенциальных заказчиков и поставщиков для других контрэкономических предпринимателей. Таким образом рождается контрэкономическая охранная индустрия.

По мере её роста она сможет начать страховать от «пробоин», ещё более уменьшая контрэкономические риски и ускоряя рост контрэкономики. Далее, она сможет обеспечивать наблюдательные посты и патрулируемые зоны ответственного хранения с системами сигнализации и высокотехнологичными механизмами маскировки. Охранники могут служить для защиты от обычных (негосударственных) преступников. На данный момент многие жилые районы, коммерческие зоны и места проживания меньшинств уже нанимают частные патрули, более не надеясь на мнимую государственную защиту имущества.

Попутно риск нарушения контрэкономических договоров будет уменьшен с помощью арбитража. Охранные агентства начнут следить за обеспечением исполнения контрактов между агористами, хотя главным «исполнителем» на начальных стадиях будет государство, которому каждый может сдать обманщика. В то же время подобный акт быстро может повлечь за собой изгнание из сообщества, поэтому будет цениться внутренний механизм исполнения.

В конечном итоге выполнение условий контрэкономических сделок с государственниками будет обеспечиваться охранными агентствами, и агористы будут защищены от преступной деятельности государства[33].

И вот мы достигли последней ступени, ведущей к установлению либертарного общества. Общество разделено на большие, целостные агорические области и стремительно уменьшающиеся этатистские сектора.

Мы стоим на пороге революции.



За это сообщение автора icy поблагодарил: Дмитрий Донецкий
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
   [ 1 сообщение ] 
   { SIMILAR_TOPICS }   Автор   Комментарии   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. "Революційна Дія" - Манифест

в форуме Организации

Caul-lbka

6

3774

08 май 2015, 16:08

NestorLetov Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. "Человеческий манифест" Юрия Галанскова

в форуме Литература

Демиар

1

3714

06 янв 2008, 18:52

Kolabos Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Жорж Фонтени - "Манифест Либертарного Коммунизма"

в форуме Литература

xADIKALONx

8

4852

21 фев 2013, 22:13

Ниди Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Форум "Либертарный коммуниз 2010"

в форуме Новости

Овод

12

5393

14 мар 2010, 05:51

Anti-system Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Приглашение на форум "ЛИБЕРТАРНЫЙ КОММУНИЗМ - 2010" в Москве

в форуме Политика

Droni

0

2620

29 дек 2009, 01:28

Droni Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB